Модная индустрия в России: история успеха и прогнозы по рынку

С приходом коронавируса для индустрии моды настало сложное время. Тем ценнее истории успеха Российских производств, которые пережили не один экономический кризис. Сегодня изучаем опыт и строим планы на будущее.

Уже больше месяца в России введен режим самоизоляции из-за COVID-19.
За это время многие адаптировались к новому режиму и понимают, что делать прямо сейчас. А вот что делать еще через месяц, не знает никто. Мы не были в аналогичных ситуациях, и предугадать дальнейшее развитие ситуации, поведение потребителей, изменение системы моды крайне сложно.

Однако, мы точно знаем, что кризис – это всегда переорганизация общества, переорганизация бизнеса в обществе. Часть брендов в сложных ситуациях, к сожалению, покидают рынок, как это уже случалось во время дефолта 1998 года, во время экономического кризиса 2008 года, во время кризиса 2014-2015 годов и т.д. А на освободившееся место приходят новые марки, готовые подстроиться под измененную реальность.

Мода сейчас, мягко говоря, не самая насущная тема. Но, одеваться люди не прекратят. Так же как и интересоваться своим внешним видом, ведь это доступное всем творчество и способ самовыражения (что мы и наблюдаем зачастую на фото в соц. сетях).

Если вы в числе тех, кто верит в то, что спад – это время подготовки к новому мощному старту, и вам интересна тема производства в сфере моды, предлагаю вашему вниманию интервью с руководителем бренда RoseeFactory, пережившим не один экономический коллапс.

Как развить в России трикотажное производство?
Куда обратиться дизайнерам, планирующим отвязать коллекцию?
Есть ли особенности при разработке мужской коллекции одежды?
Как подмосковная фабрика переживает коронавирус и какие прогнозы рынку дает ее владелец?

Об этом и многом другом в интервью со Свиридовым Геннадием, руководителем RoseeFactory.

— Геннадий, расскажите, пожалуйста, когда и как возникла ваша фабрика? Какие были основные сложности в начале пути и т.д.

Как отдельное подразделение фабрика существует с 2008 года.
До этого, в 2004 году, я закрыл производство по пошиву кожаных изделий (изготавливали поясные и плечевые изделия), которое в основном поставляло продукцию «Снежной королеве». Закрыл из-за того, что Китай очень сильно перебил наш сегмент по цене.

В 2005 году решил, что буду заниматься спецодеждой. Как посредник наработал клиентов, затем решил выкупить производство в Ивановской области.

В 2008 году открыл производство ближе к Москве – в г. Коломна. Нашел хорошего технолога, года полтора обучал персонал: отправлял людей набираться опыта на профильные предприятия, программиста отправил на месяц в Германию.  И все получилось!

Заказчиками у нас изначально в основном были крупные бюджетные организации (РЖД, МЧС), в чьих тендерах мы принимали участие. Либо крупные поставщики спецодежды. С заказами на спецодежду приходили запросы на вязаный трикотаж (джемпера, кардиганы).

Например, для ТехноАВИА мы произвели вязаный трикотаж для аэропорта Домодедово. Наша продукция выиграла в конкурсе с компанией, которая поставляла одежду из Китая. В итоге, обеспечили мы наших заказчиков продукцией на 3 года вперед.

— Какие мощности сейчас в распоряжении фабрики?

Арендуемая нами площадь 1200м. Всего на производстве 18 станков разного класса вязания — Е5, Е7, Е8, Е10, Е12. Работаем со всевозможными видами пряжи. Производим весь ассортимент, какой возможно производить на плосковязальных станках. Производительность от 7-8 тысяч плечевых изделий в месяц. Помимо вязания мы еще оказываем услугу пошива швейных изделий.

— Кто сейчас ваши основные заказчики?

Сейчас в основном обращаются мелкосерийные заказчики. Те, кому нужно производить маленькие партии (от 10 единиц на цветомодель), таким мы, к сожалению, часто отказываем, если они не обосновывают свои, так скажем, «претензии на жизнь». Если они готовы развиваться, показывают свои планы развития и придерживаются его, то мы соглашаемся и разрабатываем мелкосерийные коллекции по предзаказу. Совсем мелкие магазинчики мы не обслуживаем.

Работа с дизайнерами приветствуется, и мы им не отказываем в создании коллекции. Только по одной причине можем отказать – если они не платежеспособны. Создавая коллекции для дизайнеров, мы сами развиваемся!

— Как часто обращаются с запросами на производство мужских коллекций одежды?

К созданию мужских коллекций обращаются очень редко. Вязаный трикотаж, наверное, не в моде, хотя я сам лично очень его люблю и ношу. А, возможно, заказчики просто не умеют продавать мужской ассортимент, поэтому и не запрашивают его.

Кроме того, для крупных магазинов, торгующих мужской одеждой, может быть проще закупить брендовую продукцию где-то за границей.

В настоящий момент мы производим мужской ассортимент для трех компаний. Первая в основном заказывает кэжуал продукцию для молодежи, вторая заказывает мужской трикотаж большого размера (от 62го и выше). Третья компания, которая работает с мужским трикотажем – это наш бренд SL1P («ЭсЭлУанПи» или, по-другому еще «СЛИП»).

Есть ли какие-то особенности или сложности при производстве именно мужской одежды?

Сложностей по созданию мужской одежды нет абсолютно никаких! По сравнению с женской одеждой, тут может быть даже чуть проще.
Другое дело, сложность создания именно трикотажной одежды. Производство вязаного трикотажа не сравнится со швейным производством. Оно, конечно, намного сложнее.

— Как переживается ситуация с вирусом и карантином?

Есть небольшое падение в заказах. Но, это скорее связано со скачками курса доллара. В остальном — работаем в обычном режиме.

— А что думаете о ситуации с Китаем? «Убил» ли вирус конкуренцию?

Вирус конкуренцию не убил. Он сейчас конкуренцию увеличил.
Каждый здравомыслящий предприниматель будет принимать заказы с пониженной ставкой прибыли. Увеличив обороты, обеспечив работой и зарплатой коллектив.

Геннадий, какие дадите прогнозы по рынку?

В сегодняшней ситуации, пожалуй, людям думать об одежде нет резона.
Много компаний уйдут с рынка. Кто сможет торговать онлайн — те выживут.


В заключении, хотелось бы напомнить о том, что по оценкам консалтинговых агентств, на конец 2019 года 80% рынка продажи одежды и обуви в России составила доля импорта. Также индустрия во многом зависит от заграничного производства тканей и фурнитуры.

С приходом COVID-19 мы наблюдаем повсеместную анти-глобальную тенденцию, что является прямым следствием массового закрытия границ. Кроме того, потребители сейчас задумываются о смысле и цели каждой покупки. Это связано и с изменением сознания и с падением благосостояния населения.

Но, возможно, сейчас именно тот подходящий момент, который позволит вырастить новую экосистему для российских дизайнеров, возродить национальную моду. Не в формате fast fashion, а придавая значение осознанности потребления и дизайну смыслов.

Фото предоставлены компанией RoseeFactory

Комментарии
Эмилия Жилова
Эмилия Жилова

Эксперт в области мужского стиля

Мужской стилист-имиджмейкер, преподаватель Высшей Школы Стилистики, продюсер fashion-съемок.

Мы в сети

Онлайн о моде России

По всем вопросам сотрудничества
пишите на почту:
hello@designersfromrussia.ru