Женщины в науке: Елена Лаптева

В рамках проекта «Kolba – форум и премия для женщин в науке и технологиях» Евгения Еньшина – глава национального отделения «Женщины атомной отрасли» («WiN Russia»), лидер сообщества «Женщины в науке и технологиях», основатель форума и премии «KOLBA» совместно с РЭУ им. Г.В. Плеханова встречается с интересными женщинами-учеными и специалистами из различных сфер науки. В этот раз уникальным опытом и взглядом поделилась Елена Лаптева – заведующий кафедрой финансов и кредита Оренбургского филиала ФГБОУ ВО «РЭУ им.Г.В. Плеханова», кандидат экономических наук, доцент.

Женщины в науке: Елена Лаптева

Елена, о чем Вы мечтали в 17 лет?

Я мечтала стать журналистом. Я начала заниматься журналистикой с 7-8 класса, у нас в школе было агентство «Большая медведица». Еще я снималась в фильме, работала на радио и писала статьи и заметки для одной из местных газет в г. Оренбурге.

А когда Вы осознали, что Ваша судьба — это путь науки? Или это был выбор по необходимости?

Да. Так как я медалистка, я должна была поступить в наш местный Оренбургский государственный университет, потому что только там был факультет журналистики. Моя мама была категорически против и заперла меня дома. Поэтому я не смогла попасть на собеседование. Если бы я на него пришла, то меня в любом случае бы взяли, так как я имела большое портфолио: подборка газет и других материалов.

Таким образом, выбор оставался один. Я поступила на экономический факультет, как хотела моя мама. Не могу сказать, что мне не понравилось, потому что я всегда любила учиться. Когда мы на 3 курсе начали писать научные статьи и заниматься разработкой исследований, проведением выборочного анкетирования, приняли участие в переписи населения в 2002 году, я поняла, что могу и здесь писать, но в ином виде.

Получается, Вы интегрировали свою мечту в существующую реальность?

Да, так и получилось.

Интересное решение! Вы сказали: «Я была медалисткой и должна была». В этих словах я слышу распространенный общественный стереотип. Как молодое поколение относится к стереотипам? Существует ли до сих пор стереотип «отличницы» с дополнительными общественными атрибутами «должна» и «надо»?

Работая со студентами, я замечаю, что все абсолютно разные, все зависит в первую очередь от людей, от их воспитания, ценностей. Могу сказать, что они более независимые. У меня двое детей, и они живут по принципу, что никто никому ничего не должен. Может быть, так даже и лучше. Но есть люди, которые должны быть отличниками, должны помочь кафедре, выступить и хорошо представить университет. Их немного, но они еще есть.

Как Вы думаете, что сейчас влияет на выбор специальности молодого поколения? Как часто этот путь связан с наукой? Что молодое поколение сейчас выбирает?

В условиях современной цифровизации всем интересны IT-технологии и цифровой маркетинг, то есть все, что связано с Интернетом и продвижением товаров.

В чем причина такого выбора, кроме финансовой составляющей?

Мне кажется, что это модно. Будущее за информатизацией и цифровизацией. И жизнь облегчилась: не выходя из дома, можно все привезли, отвезли, посмотреть документы. Если в этих сферах разбираться, то можно занять свою нишу и иметь достойный заработок. Я думаю, удаленная работа также интересует студентов, потому что многие даже на очной форме обучения уже работают в дистанционном формате с различными компаниями, включая Wildberries и Ozon.

Получается, на выбор специальности у молодого поколения влияет свобода выбора?

Да-да.

Скажите, чем люди Вашего поколения отличаются от тех, кто старше Вас, и от тех, кто моложе?

Сложный вопрос, надо подумать. Сейчас возраст позволяет мне быть на одной волне с молодым поколением, студентами и в то же время комфортно работать с теми, кто уже давно преподает в университете. Молодое поколение спокойнее относятся к своему будущему, многие из молодых людей не ставят перед собой конкретных целей. Но это не значит, что они ничего не хотят. Такая у них особенность.

Старшее поколение в силу исторических фактов «напуганнее». Они боятся остаться без сахара, гречки, страшаться элементарных вещей, которыми они в детском возрасте были напуганы. 

Мы не настолько расслаблены, как молодое поколение, но и не настолько напуганы, как старшее. У людей старшего поколения более пессимистические взгляды и настроение. Молодежь зачастую верит, что все будет хорошо или вообще не заморачиваться по каким-то вопросам.

Получается, у старшего и у младшего поколения разное восприятие внешнего мира. Переместимся в сферу образования. Как Вы считаете, есть ли отличия столичного образования от регионального? На какие слепые зоны в российском образовании сейчас стоит обратить внимание?

Высказываю своё личное мнение. Мне кажется, различий в региональном и столичном образовании нет, потому что система преподавания абсолютно одинаковая. Единственное, в столице больше информационных ресурсов, возможностей лично пригласить или дистанционно подключить каких-то интересных представителей бизнес-сообщества.

У меня несколько образований, одно из которых я получила в Самарской области. Недавно прошла курс повышения квалификации в МГУ.  И я не увидела большой разницы в преподавании в университете, где я работаю, и в вузах, где я проходила обучение. У нас есть возможность дистанционно общаться, проводить и слушать лекции и курсы от спикеров, которые выступают как в региональных, так и федеральных университетах.

Что касается слепых зон, то политика государства в области продвижения средне-специального образования (СПО) – основная проблема, это то, с чем я лично столкнулась. Даже наша региональная политика выглядит таким образом, что школьникам советуют выбирать СПО, детей даже могут не взять в 10-11 класс, что затрудняет поступление в высшее учебное заведение.

Я не знаю, как в Москве, но у нас колледжи, техникумы переполнены. В высшем образовании, конечно, существует конкуренция. Вузов и различных филиалов у нас достаточно, поэтому происходит борьба за студента, но качество образования достойное. 

Елена расскажите подробнее о своей научной деятельности, на что именно направлена Ваша работа?

Моя научная деятельность связана с финансовой сферой, а именно с банковским сектором, сектором потребительского кредитования, ипотечного кредитования, то есть все, что связано с работой российской и региональной банковской системы. По первому образованию я статистик, не статист.

В чем отличие, поясните?

Статистик – это тот, кто делает статистические расчеты, а статист — это тот, кто в театре, либо в каких-то спектаклях изображает неподвижную роль, например, дерево.

Возвращаясь к вопросу о моей деятельности, я изучению финансовую сферу, банковский сектор с использованием статистических и эконометрических методов, потому что мне это интересно.

На данный момент мы с коллегами занимались подачей заявки в Российский научный фонд со статистическим исследованием показателей банковского сектора и определением перспектив развития: краткосрочными, среднесрочными и долгосрочными прогнозами с использованием различных эконометрических и статистических методов. Еще отправила свою монографию, жду ответ от издательства. 

Одна из областей ваших научных интересов – это статистические исследования, моделирование и прогнозирование, в том числе современной банковской системы России. На Ваш взгляд, что необходимо улучшить или добавить в этой сфере? Закладываются ли риски политических решений при планировании экономической системы?

Отвечая на первую часть вопроса, могу сказать, что для проведения статистических исследований материала достаточно, потому что мы основываемся на цифрах. Росстат работает прекрасно, Банк России предоставляет всю необходимую информацию, не хватает только времени на то, чтобы это обработать максимально эффективно. Единственное, что по неизвестной причине не опубликованы результаты деятельности коммерческих банков за 2022 год. Но думаю, что это временная заминка, и данные появятся, потому что сейчас не очень простые условия, и не все банки хотят показать истинную картину своего положения. Используя статистические экономические методы, можно легко просчитать вероятность того, что финансовый результат может не увеличиваться, а наоборот, уменьшаться.

Отвечая на вторую часть вопроса – конечно, риски закладываются, даже если они не измеряются количественно. Для этого используется так называемая «фиктивная переменная», которая может охарактеризовать любой качественный признак. При прогнозировании и моделировании делается несколько сценариев развития: оптимистический, пессимистический и реалистический. Реалистический будет отражать реальную на данный момент ситуацию. Пессимистический сценарий или прогноз строится с учетом каких-то рисков, минимальных значений определенных факторов, а оптимистический – с учетом роста каких-то определенных показателей, улучшения каких-то позиций.

Поэтому при моделировании, прогнозировании мы никогда не утверждаем на 100%, что мы получим такой результат. Мы можем предположить, что в определенных условиях наше явление будет развиваться определенным образом.

Давайте теперь поговорим про исследования и защиту диссертации. Допустим, в физике и химии гипотезу можно проверить эмпирическим путем, а в экономике как быть?

Диссертацию я защищала по специальности «бухгалтерский учет и статистика», которой сейчас уже нет. Можно использовать ретроспективные данные, то есть те данные, которые уже по времени прошли. Мы можем взять любой временной период, провести исследование и на их основе сделать прогноз. Также можно взять пространственные данные на определенную дату или результаты проведенного выборочного исследования по какой-то конкретной теме. Не обязательно ждать долгий цикл. 

Международный день женщин и девушек в науке был создан для того, чтобы отметить вклад женщин в науку. Но до сих пор некоторые люди считают, что это чисто мужская сфера. Сталкивались ли Вы с таким мнением на работе или в личной жизни?

Лично я с этим не сталкивалась, потому что у нас в университете работают как мужчины, так и женщины, никакого гендерного неравенства у нас нет. Есть мужчины, работающие в подчинении женщин, есть женщины, работающие в подчинении мужчин. Руководящие посты у нас занимают женщины.

В личной жизни я тоже с этим не сталкивалась. Я человек не скромный и всегда знаю, что ответить мужчине или женщине, не имеет значения.

Российский фонд науки в отчете за 2019 год сообщает, что общий размер грантов на совместные научные проекты составил 3,5 млн рублей при общем объеме 19 млн рублей. Из них на конкурсы и совместные научные проекты выделено всего 2 млн рублей. Как Вы думаете, в чем такая низкая включенность? Достаточно большие суммы выделяются государством, но лишь малая часть становиться востребованной.

Мое лично мнение, что здесь проблема нехватки научных кадров. Потому что, проводя наши региональные конкурсы, количество заявок с каждым годом все меньше и меньше, люди не хотят получать ученые степени. То есть число защит кандидатских и докторских диссертаций в разы сократилось. Соответственно, если в научной сфере кандидатов, докторов наук становится меньше, гранты проводить некому.

В Москве намного больше вузов и ученых, кандидатов и докторов наук, работников различных научно-исследовательских институтов. Гранты непосредственно «их хлеб». Если сокращается число научно-исследовательских институтов и количество аспирантов уменьшается, то сокращается и реализация научных идей.

Если мы говорим в целом о грантах, которые выдают не только при наличии степени, что с ними не так?

Выиграть грант – это не панацея, а вот отчитаться за него – это целая история. Приведу пример. Выдачей грантов в предпринимательстве в Оренбурге занимается Центр «Мой бизнес». У людей есть идея, но оформить ее как бизнес-план и представить публике они не могут: стесняются, не уверены в своих силах и так далее. Если это «вживлять» в массы, то будет больше желающих получить грант. Например, фермеру с бумажками заниматься совершенно не хочется, некогда, нет желания, потому что он целый день работает на ферме. Многие из них не могут составить отчеты по элементарному образцу, а тем более подать заявку на грант. Хотя их обучают этому, специально проводят мастер-классы, но не все находят время даже на это. Поэтому здесь, наверное, проблема с большим комплексом заложенных в него причин. 

Про гранты рассказывают и сейчас активно внедряют в различных сферах, не только в научных. Можно получить гранты на обучение. Но к ним относятся с недоверием, люди не уверены в себе или не хотят связываться и заниматься отчетами, бюрократией. Многие предприниматели жалуются, что и так бумажной волокиты более чем достаточно.

Однако есть структуры, которые занимаются контролем за реализацией грантов, и им тоже надо отчитываться. Они могут это сделать только на основании отчетов, полученных от победителей грантов или от тех, с кем они работают.

Повысил ли переход в виртуальное пространство инклюзивность, доступность, экономическую эффективность образования? Или, наоборот, вызвал озабоченность вопросами этических норм, информационной и национальной безопасности? Есть ли в этом угроза?

Честно скажу, я не вижу в этом большой угрозы. Внедрение дистанционных платформ только улучшает сферу образования, ее возможности в том числе межличностного общения, проведения различных тренингов, семинаров. Находясь в любой точке мира, можно спокойно пообщаться с человеком, как мы сейчас.

Угрозы существуют вокруг нас везде и всюду. Бояться бесконечно всего мы не можем, мы должны идти в ногу со временем. Развиваются технологии, значит развиваемся и мы. 

Моего мужа интересует вопрос, что будет у наших детей, когда они будут в нашем возрасте, с учетом того, что мы сейчас настолько шагнули в век цифровых технологий. Они будут общаться с помощью каких-то невидимых датчиков, установленных в разных частях тела? Потому что кажется, что на данный момент современный мир и так уже оцифрован.

В чем личная безопасность? Мы все являемся объектами регистрового учета с самого-самого рождения и всегда ими являлись. Нас регистрируют при рождении, при разводе, при браке, при любой болезни и так далее. Раньше вся информация хранилась на бумажных носителях, сейчас – электронных. Если захотеть кого-то найти или собрать информацию о ком-то, можно сделать это легко и просто.

Угрозы… честно сказать, я не вижу и минусов тоже. Старшее поколение говорит: «Нас все слушают, за нами следят, мы под куполом». У меня напрашивается ответ да, это так, но в этом нет ничего плохого.
Мне была нужна информация по поводу одного издательства, я точно также связалась по Зуму и просто лично поговорила, хотя мы друг друга не знаем. Я бы никогда в жизни не поехала к нему в Рязань, согласитесь, чтобы просто побеседовать. И боятся нет смысла.

И последний вопрос: Ваш девиз по жизни? 

Нет таких крепостей, которых большевики не брали.

Все фотографии предоставлены героем.

Евгения Еньшина

Идеолог интеллектуально-дискуссионного клуба FOUR WOMEN

Глава национального отделения «Женщины атомной отрасли» (WiN Russia) международного движения WiN Global, основатель форума и премии «Колба» для женщин в науке и технологиях

Комментариев пока нет

оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Онлайн о моде России

© 2016-2022

Эл № ФC77-71034 от 13.09.2017

По всем вопросам сотрудничества:
[email protected]
+7(926)836-09-76