Надежда Кузнецова: “Радостно, что людям нравится сложная музыка, а не только попса и шансон”

У нас состоялся честный разговор о сложной музыке и о внутреннем мире музыканта с джаз вокалисткой Надеждой Кузнецовой


Надежда Кузнецова окончила джазовый колледж на Ордынке по классу фортепиано. Вскоре она отправилась в Нью-Йорк, где вдохновилась джазовым вокалом и начала петь, взяв уроки у Miles Griffith, JD Walter, Synthia Scott, Marianne Solvian. По приезде в Россию Надежда долгое время жила в Санкт Петербурге и выступала как певица и пианистка в таких главных джазовых клубах  как Дом 7, JFC, Тhe Hat с такими музыкантами как Дмитрий Попов, Вадим Михайлов, Андрей Иванов, Андрей Рябов, Jazz Classic trio.

Джаз вокалистка Надежда Кузнецова рассказала подробно о джазе и том, кто такой настоящий музыкант. Разговор получился честным и искренним. 

Надежда Кузнецова: “Радостно, что людям нравится сложная музыка, а не только попса и шансон”

— Здравствуйте, Надежда

— Здравствуйте. Я кстати, зову себя  Nadin Smith, потому что Smith это кузнец. Так интереснее, Надь много, а Надин одна.

— Девиз рок-н-ролла: секс, наркотики и рок-н-ролл. Какими 3 словами можно охарактеризовать джаз?

— Джаз, алкоголь, джаз. Джаз это музыка, которая очень хорошо идёт в барах, в ресторанах. Это вообще такая ресторанная индустрия, потом уже стала концертной. Алкоголь всегда продают под джаз.

Есть ещё такой девиз джаза: «Чем больше вы пьете, тем лучше мы играем».

— На ваш взгляд, органично ли джаз вписался в России?

— Он, так скажем, вписывается, он ещё в процессе. Нельзя сказать, что джаз занял какие-то крутые ниши, но дела сейчас обстоят гораздо лучше, чем какие-то там 10, 15, 20 лет назад.

Радостно, что людям нравится сложная музыка, а не только попса и шансон.

— Расскажите, как пишется и аранжируется музыка, и на какую аудиторию все-таки она рассчитана?

— Каждый музыкант аранжирует всяческие произведения по своему. Мы даже берем какие-то композиции из американской поп индустрии и очень здорово перекладываем её на джаз. Это абсолютно индивидуальное видение. Как художник рисует картину, так и каждый  музыкант, владея мастерством письма, по-своему делает дизайн той или иной песни или сочиняет свою.

Джаз рассчитан на чувствующую, думающую и высокую интеллектуальную аудиторию. Кроме того, в этом есть процент развлечения, иначе бы это не так хорошо продавалось, поэтому это рассчитано на хорошую публику.

— А насчёт молодёжи?

— Молодёжь любит джаз. Она любит хороших игроков, в нашей команде только хорошие.

Хорошие игроки делают хорошую музыку.

— Что важнее: делать музыку, которая нравится самому, или которая нравится всем?

— Это монолитный процесс. Я заметила то, что нравится мне, нравится публике. Лично я исхожу из собственных приоритетов, собственного видения музыки. И если это нравится, это хорошо, если не нравится, я сама это просто не играю. Это исключительно реакция публики, всё взаимосвязано. Мне вообще непонятен термин рассчитывать на публику, никогда не угадаешь какая она. Это сложный многогранный процесс, поэтому тут не получится изменять себе. 

— Кем Вы ощущаете себя на сцене?

— Когда настоящий музыкант появляется на сцене, это как лампочка включается, ты другой человек. Изначально все профессиональные музыканты это нарабатывали, потом это на автоматизме. Это как игра на сцене, ты входишь в образ, но он правдивый. Ты уходишь вот в эту особую энергетику, начинаешь уже там колдовать, творить. Это похоже на какой-то просмотр какого-то захватывающего фильма или книги. То есть ты полностью погружен, и чем больше ты погружен, тем лучше у тебя получается, тем больше людям нравится.

— Давайте представим, что у Вас был плохой день, потом Вы выходите на сцену, находясь в определённом образе, заряженной энергетике. После выступления, что ощущаете? Энергетика сохраняется или нет?

— Это заряженное состояние остаётся какое-то время. Не могу сказать, что оно долгое. Как правило, у музыкантов есть такое искушение, чтобы выпить, с целью удержать состояние куража. Ну, это не хорошо и не плохо. Вообще лучше его поддерживать, дальше играть и выступать. Но бывает такое, что этого не происходит, тогда ты как с горки катишься вниз, опять в реальность.

— Бывало ли такое, что Вы долго не выступали?

— Да.

— Расскажите о Вашем состоянии в этот период.

— Во первых, если долго не выступать, начинает теряться артистический навык. Важна периодичность. Поэтому джазовые музыканты иногда соглашаются играть за смешные деньги в разных местах для того, чтобы подкачать свою практику. Это как борьба на ринге. Если ты не борешься, ты слетаешь. В идеале нужно выступать несколько раз в неделю.

Очень важно постоянно работать на новым материалом, никогда не останавливаться. Самостоятельная работа должна быть всегда, она работает как витамин. Ведь то, что видит публика — вершина айсберга. А за этим кроется много всего: депрессии, колоссальные усилия над собой, перебарывание внешних факторов. Немало важно общаться с другими музыкантами, постоянно совершенствоваться. 

Надежда Кузнецова: “Радостно, что людям нравится сложная музыка, а не только попса и шансон”

— А что должно произойти, чтобы музыкант перестал выступать, чтобы у него исчезла эта потребность?

— Я думаю, что это внутренняя усталость или кризис, это может быть связано с внешними или внутренними обстоятельствами. Тут все индивидуально. Я знаю музыкантов, которые спились, завязали с джазом, и которые вышли из кризиса, перешли на другой уровень. Это неизбежный процесс. Никогда нет такого, что ты взлетел, и там все время паришь.

— Расскажите, как Вы расслабляетесь после тяжелых дней?

— У меня был период в жизни, когда я думала, чтобы достичь успеха нужно постоянно быть в напряжении. В какой-то момент просто закончилось здоровье. И стало понятно, если ты к себе относишься плохо, то ни к чему хорошему это не приведёт. Чтобы восстановиться я медитирую, занимаюсь любительским спортом, люблю гулять на природе, проводить время с друзьями, с которыми комфортно.  Это помогает отключить мозг. Также, конечно, здоровый сон. Очень важно позволять себе делать, то что хочешь. Отдельная терапия — общение с животными, у меня 2 собаки и 3 кота.

— Расскажите, когда Вы начали заниматься джазом, когда поняли, что нужно развиваться в этом направлении?

—  Я это поняла достаточно рано. Я родилась в Куйбышеве, в Самаре, и там не было джазового образования. Были восьмидесятые,девяностые, тогда я услышала джаз в записи, и тогда поняла, что мне это нравится, это нечто другое, но негде было этому научиться. Мне пришлось заниматься профессиональным классическим фортепиано. Я училась в хорошем училище, были очень сильные преподаватели из Гнесинки, меня заставляли заниматься по 10 часов. Там я набрала технику.

Когда я первый раз в мои руки попал диск с американскими джазовыми пианистами, я точно поняла, что я хочу этим заниматься, я мечтала поехать в Америку, научиться этому.

— Расскажите о Вашем опыте обучения в Америке.

— Я не обучалась в каком-то учебному заведении. Хотя получила грант на обучение в CCNY (The City College of New York.— Прим. ред.), на факультет джаза. Но, к сожалению, не было возможности оплатить обучение, я многое не понимала. Многие музыканты, которые хотят научиться играть, приезжают в Нью-Йорк. Именно в Нью-Йорк. Здесь новички общаются с крутыми музыкантами, берут у них частные уроки. Я тоже так делала. Такое очень эффективное street education.

— Что вы посоветуете молодым людям, которые хотят заниматься джазом, но они не совсем имеют представление как это сделать в России? Возможно ли это вообще?

— У нас есть на моём примере несколько хороших игроков, которые здесь научились, скажем так, всему благодаря своим старшим товарищам. Здесь есть играющие люди, но все-таки среда диктует бытие. Поэтому я всем людям, которые хотят освоить этот вид искусства, советую ехать непременно в Нью-Йорк. Есть такой поинт, что люди, которые хотят научиться, приезжают в Нью-Йорк, живут там какое-то время, работают в магазинах, официантами и одновременно учатся джазу. Я рекомендую Нью-Йорк, это моё личное мнение, к нему можно не прислушиваться, но это единственное место, где ты можешь действительно послушать как это происходит и научится этому. Там джаз везде, на нем говорят. Там много ивентов, открытые микрофоны, джазовые караоке.

— А вы смотрели фильм «Ла-Ла Лэнд»?

—  Я смотрела этот фильм, и у меня крайне негативное впечатление.

— Почему?

— На мой взгляд, это исключительно развлекательное кино и с джазом ничего общего не имеет. Это подкос под джаз. Я бы посоветовала посмотреть «Около полуночи», «Одержимость», и наконец, фильм «Душа».

— Вы затронули фильм «Душа». Там герой, играя, уходил в какой-то мистический мир, астрал. Часто ли у Вас такое бывает?

—  Да. Туда должны уходить.Это полное погружение. Такая магия — заинтересованность. А если ещё партнеры погружаются, то это вдвойне интереснее. Поэтому у меня очень крутая команда, мы дополняют друг друга. И вот это состояние даже нельзя оценить ни в каких деньгах. 

Когда ты полностью погружаешься и у тебя получается, это просто оргазм.

— Вы как профессиональный музыкант, замечали ли Вы, что какой-то музыкант сыграл нечестно, не дотянули?

— Полно. Обычно я с такими не общаюсь. Мне просто не интересно.

—  На Ваш взгляд, музыкант должен быть на 150% погружен в то, что он делает? Только тогда его можно назвать классным?

— Да, иначе не протянешь долго в этой очень сложной, жестокой жизни. Это любовь, и она не заканчивается. Должна быть эта отдача.

Все фото предоставлены героем.

Алина Патеева

Алина Патеева

АВТОР

По вопросам стажировки: [email protected]

Комментариев пока нет

оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Онлайн о моде России

© 2016-2022

Эл № ФC77-71034 от 13.09.2017

По всем вопросам сотрудничества:
[email protected]
+7(926)836-09-76