«Мы считаем датой своего реального открытия дату объявления IKEA об уходе» – российские бренды о новых перспективах

Эксперты всё никак не могут определиться: текущие реалии – это время новых возможностей или же время посыпать голову пеплом? Не будем мешать их спорам и поговорим с теми, кто уже нашел однозначный ответ на этот вопрос!


Fast Homeware – новый тренд, зародившийся в 2020 году, когда мы стали проводить дома очень много времени. По сути, это – fast fashion, но в домашнем интерьере. Иначе говоря, постоянное стремление украшать и декорировать своё жилое пространство. Четкое определение зарубежные аналитики ему дали лишь совсем недавно – зимой 2022 года. Широкое распространение тренд получил за счёт расширения своего ассортиментного ряда предметами для домашнего декора такими fast fashion компаниями как H&M, Zara, Asos, ну и, конечно же, IKEA.

До России этот тренд ещё добраться не успел. А доберется ли, в связи с уходом компаний, сделавших его возможным? Волноваться не стоит, ведь освободившуюся нишу спешат занять российские бренды. Например Candellabra – сеть магазинов дизайнерской мебели и товаров для дома. 10 магазинов компании находятся в России и ещё 3 – в Казахстане. Мы поговорили с совладельцем компании, Владиславом Туржанским о текущей ситуации на рынке, возникших сложностях и планах на развитие. 

DFR: Наблюдаете ли вы сейчас повышение интереса покупателей с уходом зарубежных брендов?

Владислав Туржанский: Конечно наблюдаем. Среди покупателей у нас вырос сегмент эконом и комфорт. Если раньше мы работали преимущественно на средний класс, то сейчас работаем со всеми. Возможно, если эти бренды и вернутся, то к ним вернется не вся аудитория – преимущественно те, кто готов терпеть то, что об них «вытерли ноги». Основной же потребитель уже давно покупает у нас. Единственный спрос, который мы сейчас не можем закрыть – сегмент мелкой домашней утвари. Но, думаем, к сентябрю и этот вопрос будет решен.

DFR: Какие зарубежные бренды вы могли бы назвать своими конкурентами до их ухода с рынка? 

Владислав Туржанский: Мы не были им конкурентами до ухода с рынка. В обществе было мнение, что Candellabra, с ее упором на отечественных поставщиков, занимается ерундой. И эти люди с большим удовольствием ездили за город и ели бумажные котлетки в правильном магазине, параллельно покупая мебель эконом класса по цене среднего класса. Мы просто сделали в рамках той же цены хорошую мебель и получили всех, кто раньше испытывал предрассудки. Если прямо ответить на вопрос – это, конечно, IKEA, но, из-за смерти основателя, и, с нашей точки зрения оскорбительного поступка по отношению к людям, вряд ли они смогут когда-нибудь снова честно смотреть в глаза отечественному потребителю и следовать ранее заявленным ценностям. Ценности, как видим, изменились, и их двери закрылись. А когда они откроются (если откроются), после кратковременного всплеска спроса, догадайтесь что будет. Для нас это очевидно. Кстати, мы считаем датой своего реального открытия дату объявления со стороны IKEA того, что они уходят. И мы уже даже не переживаем насчет их возвращения. Многие прозрели.

DFR: С какими сложностями вы сейчас столкнулись?

Владислав Туржанский: Не успели на данным момент предоставить аналогичную полноту ассортимента (как в онлайне так и в офлайне) в сети магазинов Candellabra и удовлетворить весь появившийся спрос. Также есть уже исчезающая, но все же сложность — люди, привыкшие ездить и покупать эконом мебель по завышенным для этого сегмента ценам, получали ложное чувство контроля из-за того, что они лично могут поехать и пощупать. Хотя щупать там нечего – все мы знаем о долговечности этих товаров. И многие по-прежнему не хотят получить все домой или заказать в точке доставку, а лично ехать и грузить в багажник. Поэтому процентов 15 людей в ужас повергает давно устоявшаяся практика покупать все через интернет, и они не всегда готовы подождать доставку по цене бензина, который они тратили на то, чтобы доехать за город. Для таких людей пришлось открывать сеть магазинов декора, и даже ставить туда кофейни, чтобы они не боялись и заходили. Многие же до сих пор думают что дорого. А, на самом деле, конечно нет. Цены вполне обычные. Все повышения произошли, и они в равной степени влияют как на импортируемые товары, так и на изготавливаемые в стране. Кое-где даже понижения произошли.

DFR: Какие у вас сейчас планы на развитие? Есть ли в планах расширение ассортимента, привлечение новых поставщиков, франчайзи, может быть что-то ещё? 

Владислав Туржанский: Сейчас планы очень простые – нужно стать лидером отрасли. Так как супер-эконом сегмент уже занят компанией с красным логотипом, эконом сегмент – пуст, средний сегмент – пуст, люкс сегмент – полупуст. Стать лидером трудно – многие поставщики у нас «в красном списке» из-за того, что элементарно не могут адекватно разговаривать на уровне менеджер-менеджер. В производство культура уже давно пришла, продукция-то стильная и великолепная у многих. А наладить деловую коммуникацию… Не всем дано. Кому-то лень даже регулярно присылать обновления в удобной для нас форме. Говорят «сами разбирайтесь». Но окультуривание происходит, и адекватных все же большинство. В каждом сегменте. Мы сделали ассортимент в каждом сегменте кроме ультра-эконом. В него не идем — бумажная мебель и низкосортные предметы интерьера продавать просто стыдно, хотя маржа там приличная (себестоимость единицы «бумажной» мебели, например, практически нулевая). Мысль продавать дешевку, которая не годится даже для дачи, мы отмели сразу, еще при принятии решения о входе в рынок. Хотя многие продают. Но наш покупатель – тот, кто ценит свои деньги и хочет поменять их на что-то стоящее. 

Есть планы открыть в каждом городе хотя бы по несколько магазинов и удовлетворить спрос. Приучить рынок к культуре заказа без обязательного забирания товара прямо сейчас. Но, к сожалению, из-за прижимистости нашего предпринимательского сектора и недальновидности некоторых людей, кто ожидает «неизвестно чего в нынешней обстановке», разогнаться быстро не получается. Поэтому мы вынужденно бежим «впереди паровоза», и своим примером показываем, что свято место пусто не бывает. Франчайзи, конечно, ищем (адекватных). Поставщиков тоже постоянно добавляем. Нам всем еще предстоит сделать очень много. Лет 10 только строить рынок заново. А позади всего несколько лет. И когда-нибудь на просторах интернета будет найден этот наш ответ и мы все улыбнемся.


Что ж, свято место действительно пусто не бывает! Тем более что такое большое – в 2020 году, по данным СПАРК, выручка одной только IKEA составила 246 млрд. рублей. По словам генерального директора российской сети магазинов Hoff, выручка в городах, где раньше была IKEA, выросла примерно на 30%. 

Нынешняя ситуация действительно уникальна для российского бизнеса. Все мы в той или иной мере являемся людьми привычки – согласно типологии людей по критерию готовности к принятию новой информации Эверетта Роджерса, лишь 2,5% населения являются новаторами. Такие люди всегда стремятся к новизне и склонны к риску, не боятся пробовать что-то новое. Остальные же ведут себя более осторожно. Так, большинство покупателей, привыкшее к походам в определенные магазины, вряд ли изменит свои привычки. Особенно с учетом того, как хорошо огромные зарубежные бренды формировали их у нас. 

Однако, в нынешних условиях, покупателям приходится открывать для себя новых, отечественных производителей, сравнивать качество, менять свои привычки и рутину. И чем дольше ушедшие компании будут отсутствовать на рынке, тем сложнее им будет вернуть свое лидерство. Особенно с присутствием таких компаний, которые заботятся о хорошем соотношении цены и качества и не боятся действовать и развиваться.


Источник фото: Candellabra

Даша Ко

ПО ВОПРОСАМ СТАЖИРОВКИ: [email protected]

Онлайн о моде России

© 2016-2022

Эл № ФC77-71034 от 13.09.2017

По всем вопросам сотрудничества:
[email protected]
+7(926)836-09-76