Чистый стиль. Интервью о модной жизни Алекса Ондара

Алекс Ондар – фэшн-инфлюенсер, звезда TikTok, адепт минимализма и очень уважаемый человек в Российской моде. Кто он на самом деле и как пришел в моду? Эксклюзивное интервью только для DFR.


Начиная подготовку к этому интервью, я нашла не много информации об Алексе в сети. В основном только то, что он транслировал в своем блоге. Я, как и многие, отметила его исключительный вкус и яркий собственный стиль. Однако, как часто бывает с деятелями моды, Алекс показался мне слишком холодным.

Фото: Максим Мордюкович

В комментариях к его видео я прочла много хейта по поводу возраста, нетипичного для мужчины интереса к моде, и высоком самомнении. Это все привело меня к мысли, что для начала я бы хотела узнать, какой он на самом деле и как мода стала такой большой частью его жизни.

С первой минуты интервью Алекс встретил меня широкой улыбкой. И вот что было дальше.

Когда вы поняли, что мода – это ваше?

Я чувствовал это с детства. Спасибо маме, она меня всегда красиво одевала. Она и сама была очень красивой. Но выглядела, скорее, как модель Versace или Dolce&Gabbana, а я всегда был сторонником минимализма. Хотя бывает и такое, что мне нравится какой-то яркий пиджак, или леопардовая рубашка и я беру их (смеется). Но ношу крайне редко, только если на вечеринки. Назовем это – «настроение мама».

Как сейчас помню, я ходил в садик в бежевом тренче и коричневых блестящих сапожках. Этот образ для меня составляла мама, он мне очень нравился (улыбается)! В школе я учился при Советском Союзе, у нас, конечно, была форма. Но даже здесь я сумел выделиться: у меня был серый костюм с белой полоской. Мне это очень нравилось, в духе Armani.

Мне повезло, наша семья была довольно обеспеченной по меркам СССР. Брат моей мамы был чемпионом мира по тяжелой атлетике и часто бывал за границей. Поэтому у меня были импортные вещи— югославские кроссовки и индийские джинсы, например. Так что можно сказать, что мода присутствовала в моей жизни всегда.

Алекс Ондар с мамой (фото из личного архива)

Но осознанно я к этому пришел, когда стал сам зарабатывать. Тогда я начал следить за трендами, показами, старался повторить образы дизайнеров, собирая похожие луки в масс маркете. Материальная независимость дала мне возможность выбирать и покупать то, что нравится, не считаясь с мнением родителей.

Кто вдохновлял вас в то время, когда формировался ваш вкус и любовь к моде?

Кроме мамы, в детстве это были звезды кино: Ален Делон, Одри Хеппберн, Катрин Денев, Грейс Келли, Мерлин Монро. Но последняя, скорее, в «настроение мамы». Затем в 90-е это были топ-модели: Линда Евангелиста, Наоми Кэмпбел, Синди Кроуфорд, Клаудия Шиффер — они были богинями для меня. Да, можно сказать, что я всегда чувствовал моду своего времени и вдохновлялся иконами стиля.

Вы думали о профессиях, не связанных с модой?

В школе я мечтал стать ветеринаром (смеется). Я очень люблю домашних животных и мне казалось это так здорово иметь возможность им помогать и лечить. Но однажды я увидел документальное кино о ветеринарах. Там я увидел, как принимают роды у коровы. Это, конечно, совершенно не вписалось в эстетику моего мира и про ветеринарию я уже не мечтал.

Потом у меня был период, когда я увлекся научной фантастикой. Я решил, что хочу стать астрономом. Буду изучать звезды, чтобы человечество могло отправиться в путешествие по просторам космоса. Но меня подвело здоровье, особенно зрение. Уже в школе оно было минус пять.

Фото: Максим Мордюкович

А в старших классах я понял, что хочу быть переводчиком. Я начал изучать языки, поступил в Дипакадемию и думал, что эта профессия достаточно творческая. Но работа оказалась очень рутинная. Она требует сосредоточенности и усидчивости, когда ты сидишь, переводишь тексты, или делаешь синхронный перевод, это очень монотонно. Но с языками у меня было хорошо, я получил два высших образования и долгое время работал. На сегодняшний день я знаю 4 языка: русский, родной тувинский, английский и испанский.

Вы сказали, что любите домашних животных. У вас есть питомцы? В блоге часто видим Ричи. Может, еще есть?

Да!  (обнимая свою собачку и улыбаясь) У меня есть мой пес Ричи породы длинношерстная миниатюрная такса, ему 5 лет и он мой верный друг.

Алекс и Ричи (фото из личного архива)

А вы думали о какой-то профессии, кроме блогинга, в модной сфере?

Я думал об этом, но нет, я пока не вижу себя в других профессиях. Чтобы стать историком моды, нужно обладать неимоверным количеством знаний по этой теме и постоянно их углублять и расширять, а я, скорее, просто люблю моду, люблю красиво одеваться.

Мне предлагали быть стилистом, но и тут я не чувствую, что это мое. Стилист – очень сложная профессия, он должен уметь понимать, чувствовать другого человека. Что ему пойдет и что ему откликнется. А у нас сейчас большинство стилистов работают по принципу копипаста, понимаете? То есть ориентируются в первую очередь на свой вкус и стиль. И я был бы таким же стилистом, создавал бы, условно, свои копии. Но я не считаю, что это правильно.

Теперь понимаю, почему так мало качественного российского масс маркета.

Я читала, что друзья давно вас просят выпустить свою линию одежды. Что вы думаете об этом?

Это правда (улыбается)! И я уже занялся разработкой. Хочу сделать бренд в стиле минимализма, среднего ценового сегмента. Думаю, сейчас это будет особенно ко времени — ведь у нас осталось очень мало хорошего масс маркета.

Но уже в самом начале я столкнулся с большим количеством проблем, которые не мог и представить, и теперь понимаю, почему так мало качественного российского масс маркета. Начнём с того, что у нас в стране практически нет производств, где можно заказать пошив. Большинство дизайнеров либо открывают свои швейные цеха, а это дорого, либо отшиваются в Китае, Бангладеш, или где-то еще за границей, но это не дает возможности контролировать качество партии в процессе.

Фото: Максим Мордюкович

Другой важный момент — нехватка хороших кадров, особенно технологов. Я дал задание скроить футболку с высоким воротником, который бы плотно прилегал к шее. Мне приносят образец, а у него воротник с одной стороны выше, чем с другой на один сантиметр. Я сказал, что такая работа не годится. Но мне в ответ заявили, что так, как я придумал, не сделает никто. Не хочу этому верить! И не хочу предлагать людям некачественный продукт, сделанный по кривым лекалам, потому что кто-то не может этого сделать. Я обязательно найду профессионалов своего дела, способных воплотить мои задумки. Если вы знаете таких, попросите, пусть напишут мне (улыбается).

Так же у нас практически не производят ткани. Большинство дизайнеров закупают ткань в Италии или Турции, это тоже влияет на цену. А хочется сделать продукт качественный и доступный. И мы будем этого добиваться.

Будем очень ждать выхода вашей линейки и, надеюсь, вы еще дадите нам отдельное интервью о вашем бренде.

С радостью!

Вы адепт минимализма. Проявляется ли это в вашей жизни, или только в стиле одежды?

Нет. Я понимаю, о чем вы говорите, но в жизни я вообще не минималист, а порой наоборот. В интерьере я предпочитаю эклектику. Моя гостиная сделана, больше в английском стиле, а кухня вообще в другом, там скорее кубизм. Но, если бы у меня был свой дом, то да, я бы сделал его в стиле восточного минимализма, там было бы все белое, серое, черное. Я бы использовал только натуральные материалы для отделки и мебели. Я вижу себя в этом.

Фото: Анна Жаворонкова

А что с гардеробом? Он у вас минималистичный?

Если только по стилистике (застенчиво смеется). Я очень люблю красиво одеваться, поэтому у меня много одежды. Но сколько, если честно, я не знаю, не считал.

В большом городе, как Москва или Нью-Йорк, очень сложно иметь минималистичный гардероб в буквальном понимании. Да и это совсем не практично. Допустим, базовый минималистичный гардероб состоит из белой или черной футболки, брюк, рубашки, пиджака и плаща. Всего этого, по идее, должно быть по одному предмету. Но это же совершенно не реально! Я, например, люблю белые рубашки, и считаю, что в гардеробе их должно быть не одна и не две, а хотя бы пять — по штуке на каждый будний день. А у меня их пятьдесят пять (смеется).

Потому что в Москве ты выходишь из дома, а там то пыль, то лужи. Один раз прогуляешься в светлых брюках, и они уже отправляются в химчистку. И если у меня будет только одна пара брюк, что тогда делать — сидеть дома, пока их не вернут из чистки? Тем более я не большой любитель стирки… (улыбается)

А из этих белых рубашек все одинаковые?

Конечно, нет. Иногда я покупаю одинаковые вещи, которые чаще всего ношу, например, черные футболки. Но вот у меня их много и это помогает продлить их срок жизни, за счет того, что я их регулярно меняю, а не ношу одну и ту же. Но все эти черные футболки отличаются друг от друга или фасоном, или материалом.

И в любом случае, каждый гардероб строится на базе. Сперва ты собираешь базу, а потом добавляешь к ней какие-то интересные вещи. Нельзя же все время ходить только в базе, это скучно. Вот, например, у меня есть поло с длинными рукавами от российского бренда Том Сойер, вроде бы обычная рубашка мятного цвета — очень высокого качества, кстати! — так вот, у нее пуговицы пришиты крест-накрест разноцветными нитками. Эта маленькая деталь добавляет бездну оригинальности, это просто потрясающе. И я люблю такое — чтобы было минималистично на первый взгляд, но с изюминкой, когда присмотришься к деталям.

Фото из личного архива

Вы были активным участником Недели Моды в Москве, посещали показы, попали даже несколько раз в стрит стайл подборки. Расскажите о ваших впечатлениях?

В этом году я был не очень активным участником, поскольку я работаю и мог посещать только вечерние показы в качестве приглашенного гостя. А вот в прошлом году на Mersedes Benz Fashion Week я был очень активен! (Улыбается) Тогда TikTok был одним из ведущих спонсоров недели. Они собрали команду блогеров, в ней были я, криэйтор Настя Янб, модный журналист Лана Нисневич, фэшн-блогер Астемир и бьюти-блогер Женя Стельмах. То есть они собрали достаточно разностороннюю команду, и мы ходили на все показы, снимали, делали трансляции в ТикТоке и других соцсетях, показывали это событие со всех сторон.

В этом году я участвовал лишь в нескольких показах в качестве VIP гостя. И один раз в качестве модели. Мне понравилось то, что я увидел. Особенно показы, которые проходили на площадках под открытым небом на Парящем мосту в «Зарядье» и Москворецкой набережной. Было очень красиво.

Я обнаружил для себя, что работа модели гораздо сложнее, чем кажется.

А расскажите про ваш опыт модели для Careс.o. Как вы туда попали? Каково было оказаться по ту сторону подиума?

Карина, дизайнер бренда, сама позвала меня (улыбается)! На самом деле мы давно с ней знакомы. Она сперва пригласила меня на показ, а потом предложила стать его участником.

Я моментально согласился, но… в тот момент я еще не знал, что меня ждет (смеется). Чтобы вы понимали, показ был запланирован на 18:30, но на площадке мы были уже в 10:00!

Утро началось с прогона, когда режиссер объяснял нам план показа: кто за кем выходит, как мы должны встать, куда посмотреть, когда повернуться. Я понял, что работа модели гораздо сложнее, чем кажется. Здесь нельзя просто взять и пойти, как тебе хочется. Нужно правильно идти, правильно стоять, правильно смотреть — так, как это придумал режиссер. Каждое движение на подиуме четко спланировано. И чем проще выглядит показ, тем лучше работа режиссера.

Два часа мы ходили по подиуму. Затем началась подготовка. У девочек прически, макияж, у меня, естественно, все было не так сложно. Затем была примерка, подгонка, еще одна, уже генеральная, репетиция. И потом мы готовились к выходу, снимали бэкстейдж и к 18:30, без опоздания, начали шоу. А после показа нас еще фотографировали, и домой я вернулся только поздно вечером жутко усталый.

В целом все прошло хорошо и это был интересный опыт, но повторять его, если честно, я не готов. (Смеется)

Фото: Никита Громов

Думаете неделя моды в Москве может сравниться с подобными мероприятиями в мировых столицах моды, как Париж, Милан, Нью-Йорк?

Некоторые показы были проведены на очень высоком уровне, да! Показ кутюрной коллекции Валентина Юдашкина был потрясающе срежиссирован. Идеально подобраны модели, на Парящем мосту, еще и вечером, когда было закатное солнце. Хотя высокая мода — это не совсем мое, было очень красиво, и платья и сам показ мне понравились.

Еще мне запомнился показ Алены Ахмадуллиной – это было потрясающе. Он проходил на Москворецкой набережной. Чтобы туда попасть мы спускались куда-то вниз, шли по каким-то катакомбам и только потом выходили к локации. Одно это уже было очень красиво, как переход из реальности в сказку. Сама коллекция с мотивами из русских сказок, с ручной вышивкой, вязанием очень красивая. А в какой-то момент солнце начало садиться и это было что-то нереальное. И музыка, и атмосфера, мне понравилось все. Это было что-то действительно волшебное. Алена Ахмадуллина сама выглядела как героиня сказок.

Такие показы, где идеально подобрано все — и свет, и музыка, и локация, и атмосфера, и сама коллекция смотрится органично — это очень большая и сложная работа. Так что я думаю, да, наши дизайнеры вполне могут выступать на мировом уровне.

У вас есть любимые русские дизайнеры?

Да! Особенно в последнее время я все больше стал познавать этот мир и могу отметить несколько брендов. Во-первых, я заменил вещи из моего любимого шведского COS на 12Storeez, нашел крутые пальто и пиджаки у питерского Ockam, сумки и другие аксессуары я теперь беру у Игоря Йорка, футболки и спортивные вещи я беру в Heartburn. Не могу понять пока, где мне искать джинсы и обувь. Я бы с удовольствием что-то покупал у Игоря Чапурина, но у них нет моих размеров.

Первое что нужно – это налаживать свое производство.

Как вы думаете, есть ли будущее у дизайнерского бизнеса в России, так называемой российской моды?

Да, я думаю будущее есть, но проблема в производственных мощностях. Мало кто из дизайнеров имеет собственное производство. Ткани заказывают у десятка разных поставщиков, отшивают в трёх-четырёх разных швейников, конструкторы лекал вообще часто оторваны от этой цепочки. Все это сказывается на качестве, поскольку нереально выстроить выпуск коллекции как единый процесс. Поэтому, я думаю, первое что нужно – это налаживать свое производство. 

Во-вторых, государству необходимо стимулировать развитие легкой промышленности или хотя бы не мешать ей развиваться. У нас сейчас почти ничего своего не производится. Есть, конечно, немного, в Иваново, например. Но какое там качество? Они не производят ткани мирового уровня. Про ассортимент вообще лучше не говорить.

Еще, мне кажется, важно вкладываться в специальное образование. Учить конструкторов, закройщиков, швей работать на современном оборудовании, обучать новым технологиям. Нужно удовлетворить потребность в кадрах.

И вот когда у наших дизайнеров будут свои кадры, свое производство, свое оборудование, их дома смогут продолжать работать с прочной уверенностью в будущем. Будет меняться дизайнер, но останется ДНК его бренда и люди, которые с ним работают и знают его технологию, как это и происходит у мировых титанов моды.

Фото: Максим Мордюкович

А кем из мировых дизайнеров вы вдохновляетесь?

Полный список был бы бесконечным! Но давайте назовем некоторый ТОП.

Прежде всего это адепты минимализма: Armani, Prada, Jil Sander, также меня вдохновляют такие дома, как Yves Saint Laurent, Fendi, Valentino, Gucci, Lous Vuitton, Burberry, Dior, Peter Do, Tom Ford, Maison Margiela…

Чтобы быть, на мировом уровне нужно обладать собственным узнаваемым стилем.

А есть в России дизайнеры, способные конкурировать с вашими любимыми мировыми брендами?

Да, безусловно, есть дизайнеры, которые даже способны подвинуть грандов. Их пока не очень много. Чтобы быть на мировом уровне нужно обладать собственным узнаваемым стилем. Если посмотреть, например, на бренд Balenciaga. Кристобаль Баленсиага был изобретателем форм. А сегодня Демна Гвасалия под его именем создает новую моду. Да, она отличается, там есть и его рука тоже. Но все эти невероятные конструкции и образы, которые он создает – это соответствует ДНК Balenciaga.

А буквально недавно проходил показ VALENTINO с новым креативным директором Пьерпаоло Пиччоли. Но я смотрел показ и удивлялся — это же чистый Валентино! Да, конечно, сам основатель бренда не выпустил бы на подиум мужчин в майках с таким глубоким вырезом. Но это необходимые и весьма незначительные изменения, без которых невозможно отвечать трендам современной моды. В целом же это был абсолютно валентиновский вайб. То же самое можно сказать о последнем показе Saint Laurent.

Среди российских дизайнеров, обладающих таким узнаваемым стилем, я бы назвал Алену Ахмадулину, Игоря Чапурина, Валентина Юдашкина, Ульяну Сергеенко. Но, мне кажется, они и так уже известны за пределами России (Улыбается).

Ну и на последок, Алекс, расскажите нам о своих планах в модной индустрии, как вы хотите развиваться дальше?

Как я уже сказал, сейчас я работаю над своей линией одежды. Но еще я очень хочу вести свою колонку в каком-нибудь журнале. Я вижу активный и заинтересованный отклик на тексты, которые я пишу в своем телеграм-канале. Он меня мощно мотивирует не просто продолжать своё хобби, но и попробовать выйти на новый уровень. Я бы хотел писать о мужской моде, давать практически и исполнимые советы по гардеробу в стиле минимализм. Такой информации очень мало и меня часто об этом спрашивают.

Фото из личного архива

Поговорив с Алексом, я открыла для себя совсем другого человека, доброго, открытого, скромного, веселого. Я поняла, насколько тонко он чувствует мир и красоту вокруг, умеет находить прекрасное во всем, что его окружает. Его любовь к минималистичным образам на 100% отражает его как человека искреннего и открытого, с любовью относящегося к этому миру (вы только обратите внимание как часто он улыбался и смеялся во время интервью). Просто ему не нужно много, чтобы доказать свою красоту. Он сам есть красота.

Наталья Воробьева

А

ПО ВОПРОСАМ СТАЖИРОВКИ: [email protected]

Онлайн о моде России

© 2016-2022

Эл № ФC77-71034 от 13.09.2017

По всем вопросам сотрудничества:
[email protected]
+7(926)836-09-76