Александр Васильев: «У русского стиля огромное будущее»

В интервью нашему главному редактору Тамаре Руцкой Александр Александрович рассуждал о будущем русского стиля, народных промыслах и о жертвах моды.


Александр Васильев: «У русского стиля огромное будущее»

При запросе «историк моды» в поисковых системах в результатах выдачи только он. Александра Васильева знает практически каждый. Самый известный в России историк моды, ведущий телешоу «Модный приговор», владелец умопомрачительной коллекции костюмов, автор книг о моде и любимец российских женщин. Александр Александрович яркий пример талантливого человека, который талантлив во всём. А общение с ним всегда превращается в увлекательное времяпрепровождение – слушать его одно удовольствие.

Тамара: Есть ли будущее у российской моды? Чего не хватает потенциалу наших дизайнеров? Ваше мнение об этом.

Александр Васильев: «У русского стиля огромное будущее»

Александр: Я не знаю, что такое русская мода. Её не существует. Существует мода как таковая, но бывает русский тренд в моде, основанный на традициях и фольклоре. У русского стиля огромное будущее. Время от времени он входит в моду, но сейчас не тот период, когда он популярен на западе и востоке. Поговорим о том, каково будущее у производства одежды на территории России. И это прекрасное будущее. Наши женщины в большинстве, они гораздо больше следят за внешностью и проявляют себя через разные стили одежды. На мой взгляд, главная загвоздка в российской моде заключается в том, что большинство россиян одеты в импортную одежду. Очень небольшой процент россиян выбирают отечественное производство. Российские производители выбирают, как правило, исключительно иностранные названия своих брендов. Наша российская ментальность заключается в том, что, вступая в резкую стилистическую и культурологическую конфронтацию с миром извне, мы хотим жить в итальянском интерьере, ездить на немецком автомобиле, носить американские джинсы и есть французский круассан. Большинство россиян одеты в американскую моду: джинсы, кроссовки, бейсболки, футболки. 99% тканей, которые используют российские дизайнеры – это ткани, которые производятся за рубежом. Но это не значит, что у нас нет современных заводов. Например, я видел очень красивый показ Виктории Андрияновой, в котором все модели были выполнены из шуйского ситца.

«Я не знаю, что такое русская мода. Её не существует«

Сейчас удалились глянцы. Это не значит, что их не переформатируют. Но наполнения-то у них нет, наполнение было из Парижа, Нью-Йорка и Лондона. Главные редакционные материалы формировались не в Москве. И как бы сейчас не переименовали Vogue и Harper’s Bazaar, это всё равно не значит, что вернётся наполнение: фотоматериал, который присылали редакционно из других стран, текстовый материал и рекламные кампании.

Тамара: Вы затронули тему русского стиля. У нас очень много наций, огромная страна. На вашем сайте есть раздел «АРТистократия», как раз там вы затрагиваете эти стили, промыслы. Расскажите об этом.

Александр: Россия – это страна, где очень много промыслов сохранилось. Больше, чем в любой стране Европы. Может быть, не больше, чем в Индии или в Южной Америке. Но в Европе и Азии Россия – передовая страна по народным промыслам и по количеству сохранившихся производств. Есть ряд производств, которые связаны с религией. В советское время им пришлось многое закрыть, переформатироваться, но выжить. В 90-ые годы многие производства такие, как гжель, хохлома, разделились на маленькие частные производства. Покупателю уже неважно, кто и где сделал. Ведь сумочка Chanel тоже не в Париже шьётся, а в Китае. Но публика не верит в это и считает, что если сумочка куплена в большом брендовом магазине за, например, полмиллиона, то это правильная сумочка.

«В Европе и Азии Россия – передовая страна по народным промыслам и по количеству сохранившихся производств«

Я являюсь амбассадором народных промыслов в министерстве торговли, очень много делаю для популяризации. Главная проблема этих промыслов – это не отсутствие навыков, а отсутствие информации о том, что сейчас модно в оформлении дома. Какие типы элементов посуды могут быть хорошо восприняты новым покупателем, какие композиции цветочные или цветовые сегодня особенно нравятся, какие элементы кружева можно включить в новый сегодняшний аутлук. У многих производителей промыслов низкий уровень компьютеризации, не очень отработанные сайты, нет обратной связи. Но главная моя личная гордость, что эти производства живут, что у них немало художников и что молодёжь подтягивается. Самый блестящий пример успеха в моде – это народный промысел «Крестецкая строчка». Это вид мережки и вышивания по льну, которую делают недалеко от Великого Новгорода. Они достигли не только красивого товарооборота, но и очень современного качества продукции за высокую цену, имея фирменный магазин в центре Санкт-Петербурга. Есть примеры, когда промыслы не идут ко дну, а наоборот идут вперед. И мы можем хвалиться этими промыслами.

Александр Васильев: «У русского стиля огромное будущее»

«Я надеюсь, что подобные шоу-румы откроются и в Москве, и в Казани, и в Нижнем Новгороде, и в Екатеринбурге«

С нашей АРТистократией мы в Петербурге открываем шоу-рум, где будет сводная выставка наиболее актуальных, на наш взгляд, народных промыслов. Для того, чтобы показать и современному покупателю, и туристам, и коллекционерам наши промыслы. Мы не будем уникальны, потому что обычно эти идеи распространяются. Я надеюсь, что подобные шоу-румы откроются и в Москве, и в Казани, и в Нижнем Новгороде, и в Екатеринбурге.

Тамара: На ваш взгляд, правильна ли и оздоровительна ли для наших творцов установка к импортозамещению на российский модный рынок? И способны ли на это наши бренды?

Александр: Мне кажется, что больше говорят, чем делают. Потому что все те люди, которые привыкли к Dior, Chanel, YSL или к Balenciaga, достают это всё в Риге, Ереване, Алма-Ате, Астане. Все, у кого достаточно средств, летают через Стамбул или Белград за рубеж и всё равно покупают. Самые отъявленные богатые жертвы моды не пострадают. Бедные жертвы и так были бедны, и так не ходили в Hermes или Louis Vuitton. Поэтому для этих марок это будет мучительно, но всё равно будут тайные продажи. Я абсолютно в этом уверен, потому что наша страна – большой любитель чёрного рынка и уже знакома с идеей спекуляции. Вспомните, 90-ые годы. Ничего нет, но всё есть. Так что, я считаю, что нет повода для такой тревоги. Тот, кто любил люкс, будет находить возможность его покупать. Наши дизайнеры будут стараться, но ещё долог путь к тому, чтобы дизайнеры открыли свои магазины. На Московской неделе моды мы видели много новых имён, но мало, у кого есть свой магазин. Хотя мне рассказали, что у нас есть два-три бренда, которые скрываются под иностранными именами и которые делают это. Но пока они не снимут эту полумаску, мы никогда не узнаем российский это бренд или нет.

«Самые отъявленные богатые жертвы моды не пострадают«

Тамара: У вас есть любимые российские бренды? Какие из них вы носите?

Александр: Я долгие годы одеваюсь в бренд Кирилла Гасилина. Сейчас он закрыт, закрылся в пандемию. Но почти все мои телевизионные пиджаки были сшиты в этом бренде. Я очень счастлив, потому что в нём есть некая вечность и возможность их носить, невзирая на сезон. Он мне их сделал всех цветов и всех фасонов.

Александр Васильев: «У русского стиля огромное будущее»

Тамара: Что вам больше по душе: глобализация моды, когда царит заимствование и стираются границы, или сохранение национального колорита?

Александр Васильев: «У русского стиля огромное будущее»

Александр: Конечно, второй вариант. Я за национальный колорит, потому что это очень важно, чтобы каждая страна сохранила свои традиции. И я не сторонник ни с какой стороны американизации рынка. Но народ не поддерживает мои мысли. Ему нравится, как у всех. Как только вы становитесь чуть-чуть богемно буржуазным и поддерживаете фольклор, на вас смотрят искоса. Но, так как я привык, что всю мою жизнь на меня смотрят искоса, я стараюсь всё-таки использовать фольклор. Чем больше у вас хейтеров, тем выше вы находитесь.

Тамара: Какая у вас самая любимая эпоха в мировой моде?

Александр: Очень люблю эпоху Ренессанс XVI век. Мне очень нравится Флоренция, Италия. Но эти вещи невозможно купить на аукционе, это очень сложно. А всё, что приобрести легко, я всегда покупаю. Это 1910-ые годы, Дягилевские сезоны. У меня очень большая коллекция, на мой взгляд, костюмов этого времени. У меня есть сайт моей коллекции: vassilievfoundation.com. Мне очень приятно, что это коллекция всегда пополняется. Бываю в Москве на Измайловском вернисаже, на блошином рынке в Музее Москвы, много путешествую. Много покупал в Лондоне, Нью-Йорке, Париже.

«Я привык, что всю мою жизнь на меня смотрят искоса«

Тамара: Принято считать, что лучшее образование в моде, в Европе. В случае «железного занавеса» между Россией и Европой, что станет с нашей лёгкой промышленностью и модным образованием?

Александр: Многие девушки, учившиеся в Европе, очень часто не возвращались в Россию и не работали на производствах. А у нас есть очень хорошие школы: Омский институт сервиса, Текстильный институт в Санкт-Петербурге и Университет дизайна и технологии им. А.Н. Косыгина в Москве.

Тамара: Какое будущее индустрии дизайна интерьеров и аксессуаров для дома?

Александр: Я покупал, конечно, вещи в IKEA. Но Китай нас всех спасёт. Большинство вещей, сделанных под шведским брендом IKEA, были произведены в Китае. Их нам всё равно привезут. Я не думаю, что вот это изменится. А вот с российским производством будет плохо. Потому что наша древесина сразу уходит в Китай, Финляндию или Израиль. А у нас мало остаётся сырья. Я не вижу много производителей отечественной мебели. Я думаю, что они есть, но в каких-то узких специализациях. У нас много дизайнеров интерьера, но все они закупали всё равно итальянскую мебель, испанскую плитку, греческие ковры. Вот это обидно. Но мир многополярен. И мы всё же не можем делать всё в одной стране.

«Китай нас всех спасёт«

Тамара: Как вы, владелец такой огромной коллекции, относитесь к цифровой моде?

Александр: Мне даже предлагали часть моей коллекции продавать на криптобирже. Я в это пока мало верю. Мне кажется, что это голое платье короля. Но, возможно, пройдут годы, мы осознаем свою ошибку и будем вешать на стены уникальные потрясающие криптокартины. Но пока что у меня достаточно было возможностей, чтобы иметь более пяти тысяч полотен XVII-XX веков, которыми я украшаю свои выставки и музеи. За свою жизнь я сделал больше 240 выставок своей личной коллекции. Это приносит большую радость людям, а мне удовольствие. Просветительская работа важна и для образования, и для воспитания вкуса и стиля.

Александр Васильев: «У русского стиля огромное будущее»
Александр Васильев: «У русского стиля огромное будущее»
Александр Васильев: «У русского стиля огромное будущее»

Мы поделились лишь небольшой частью подкаста с нашим героем. Чтобы послушать полную версию, переходите по ссылке.

Подписывайтесь на наш подкаст, чтобы не пропустить следующие выпуски!

Yandex.Music

Все фото: Телеграм t.me/s/alexandre_vassiliev1

Вконтакте vk.com/alexandrevassiliev

Официальный сайт: vassiliev.com.ru

Сайт АРТистократии: liliesderussie.com

DESIGNERS FROM RUSSIA

РЕДАКЦИЯ СЕТЕВОГО ИЗДАНИЯ

По всем вопросам сотрудничества пишите: [email protected]. Мы в соцсетях: @designersfromrussia #designersfromrussia #dfr

Онлайн о моде России

© 2016-2022

Эл № ФC77-71034 от 13.09.2017

По всем вопросам сотрудничества:
[email protected]
+7(926)836-09-76