Вероника Мендиола о «Русском доме» в Женеве и этническом коде

В рамках сотрудничества с проектом «Женщины в науке и технологиях» продолжаем публикацию интервью с женщинами-специалистами из разных сфер науки. В этот раз уникальным опытом и взглядом поделилась Вероника Мендиола — это президент ассоциации “Русский дом” в Женеве.


Проект «Женщины в науке и технологиях» ответвление большого проекта «Бизнес и наука: эффективная коммуникация», реализуемого при поддержке национального отделения международного движения «Женщины атомной отрасли» («WiN Russia») в России. Глава отделения Евгения Еньшина регулярно проводит встречи с интересными экспертами из разных сфер.

В рамках одного из таких интервью Вероника Мендиола поделилась своим мнением об миссии «Русского дома» в Женеве, о когнитивном восприятие и билингвизме, о разницы в терминах «воспитание» и «образование», о межкультурной коммуникации.

«Русский дом» в Женеве был основан 2011 году. Какова была его основная цель?

Изначально цель была очень простая и скромная. Несколько матерей объединились, чтобы заниматься с русскими детьми. Но очень быстро из маленькой группы из шести ребят проект вырос до большой площадки не только для детей, но и для взрослых. И сейчас в жизни «Русского дома» на регулярной основе участвуют более100 семей.

Вероника, как Вы считаете для чего и зачем детям, родившимся за границей, нужно прививать и воспитывать в них культуру родной страны?

Причин, на самом деле, несколько. Прежде всего ребенок, который родился в мультикультурной семье, в мультиэтнической семье, знает о том, что мама не швейцарка или не француженка, не итальянка, не немка, что мама приехала из большой, немножко загадочной, очень интересной страны. И в ребенке эта часть есть, и она очень большая. И очень важно дать ему возможность соединиться с этой своей частью, понять свою историю, свою семейную и культурную историю.

Во-вторых, сейчас, после многих десятилетий, если не пары сотен лет, мы знаем, насколько полезно двуязычие или мультиязычие. Дело в том, что когнитивные процессы становятся более интенсивными. Я буду простыми словами говорит – связи в нашем мозге устанавливаются быстрее, их больше, такое многоуровневое взаимодействие, в том числе с языками, тренирует наше мышление и конечно делает нас более открытыми миру и дает нам, нашим детям потом, возможность много где чувствовать себя как дома.

Вероника, Вы в начале интервью отметили, что это сообщество изначально было организовано для детей, но в дальнейшем присоединились и взрослых. Для детей – понятно, для чего углубляться в русские корни взрослым?

Вы знаете, наверное, интереснее, если на этот вопрос я отвечу на своем примере. Я более 20 лет живу в Швейцарии и достаточно хорошо говорю по-французски, можно сказать, полностью интегрирована, работаю здесь. В моем окружение очень много франкоговорящих и англоговорящих друзей. Но мне совершенно, как воздух необходимо общение на русском языке, на родном языке, потому что только соотечественники могут понять культурные отсылки, шутки, какие-то детские воспоминания. Плюс очень важны для меня моменты единения, когда русские праздники или когда происходят большие политические события, мне важно войти в резонанс с людьми, которые полностью понимают меня. Мы можем быть не согласны друг с другом, но нас это всех трогает. И в этот момент — особенная связь с соотечественниками очень важна. Я думаю, что тоже самое для тех родителей, просто взрослых людей, которые к нам приходят. Дело не в ностальгии, а в том, что какие-то пласты нашей памяти, нашей личности и идентичности взаимодействуют на этом же уровне с личностями людей, которые понимают контекст, в котором мы родились и выросли, прежде чем оказались за границей.

Возможно, это какой-то генетический код, который требует некой трансляции и взаимодействия с другими такими же людьми, которые, возможно, даже не выросли в этой стране, но имеют корни?

Возможно, но скорее здесь речь не о генетическом, а об этническом коде. Я занимаюсь системной психотерапией и семейной психотерапией. У нас есть чувство этнической принадлежности, культурной, даже географической, но, я думаю, это больше культурные и этические коды. Например, я преподаю русский язык для взрослых, нам приходится говорить о разнице в терминах “воспитание” и “образование”, а ведь на английском языке это одно и то же – “education”. И мы обсуждаем, в чем разница. Воспитание – это те ценности, те установки, которые нам дает наша семья или среда, в которой мы провели свое раннее детство.

Вероника, “Русский дом” в Женеве существует уже более 10 лет. Какие проекты Вам удалось реализовать, и о которых Вы бы хотели сообщить?

На самом деле, много чего удалось реализовать. Мы начали с очень простого, с рождественских елок. Мы стали проводить большие елки в Женеве, первые два-три года это были действительно гигантские мероприятия. Один год у нас было около 700 человек. Поскольку мы все были волонтерами с небольшими ресурсами, нам было очень трудно. На сегодняшний день мы проводим эти елки, может быть, на 200 человек — это обязательно, чтобы ребята могли спеть песенки Деду Морозу и загадать желание. Кроме этого, мы делаем еще очень много других вещей. Конечно, это наша школа дополнительного образования, которая имеет право на выставление своих оценок в швейцарский аттестат. Это очень важно для родителей, для детей, в том числе для швейцарцев, видеть, что наша работа признается департаментом образования, и дети могут получить свою оценку в официальный документ. Мы проводим один или два раза в год блошиные книжные рынки на русском языке, где люди могут прийти пообщаться, обменяться книгами. Раз в 3–4 месяца мы проводим интеграционные встречи, как мы их называем. Недавно приехавшие в наш регион русскоязычные люди могут прийти познакомиться со «старичками», которые поделятся опытом, дадут интересные адреса, какие-то советы или передадут свои критические знания. Можно найти новых друзей.

В течение нескольких лет мы были ответственны за проведение швейцарской общепедагогической конференции для коллег со всей страны и многое другое.

Последняя фраза меня зацепила, если честно. Вы проводите мероприятия для швейцарских коллег. Как вам удалось завоевать доверие в достаточно незначительный промежуток времени?

Вы знаете, у нас не очень большая страна, нам достаточно съездить на несколько общих собраний, чтобы познакомиться. Дальше вопрос легитимности и доверия, уважения, который решается скорее в двух плоскостях. Прежде всего, это сама работа организации, в которой очень много всего проводит, которая открыта нашему русскому миру в Швейцарии, нашим соседям. Вы знаете, Швейцария – страна, у которой сильно развита “пограничность” с Францией, Германией и Италией.  Но что для нас очень важно, и для меня как для человека, который несет слово, несет образ нашей организации, – это религиозная и политическая нейтральность. В этом контексте мы очень щепетильны, мы стараемся транслировать универсальные ценности общности, взаимопонимания, принятия. Любой человек может прийти к нам.

Вы сказали об открытости, доверие. Что значит «русская открытость» и помогает ли это качество завоевывать доверие и расположение к себе, как считаете?

Я думаю, да. С другой стороны, мы часто видим, что люди, приезжая сюда, наоборот, закрываются. Я всегда с огорчаюсь, когда вижу в социальных сетях просьбы соотечественников, которые находятся в других странах, и хотят переехать в Европу, спрашивают советы, как лучше это сделать, а в ответ слышат: “не надо нам новых понаехавших”, то от этого становиться грустно. Но, с другой стороны, очень большое количество людей действительно помогают и поддерживают друг друга, всегда есть к кому обратиться за помощью. И в этом смысле, например, в “Русском доме” мы считаем своим долгом отвечать практически на любой запрос о помощи. Да, мы не всегда можем помочь финансово, наш статус запрещает организовывать благотворительные сборы конкретно кому-то, но мы всегда делимся информацией, стараемся сообщить о важных вещах, просто поддержать людей по любому вопросу.

Вы работали специалистом по коммуникациям в международной компании и скорее всего, понимаете, что межкультурная коммуникация важна. В России межкультурная дисциплина не включена в академическую дисциплину, как обстоят дела с этим в швейцарском образовании?

Я достаточно давно уехала из России, и если опираться на ваши слова, то, по-моему, в большинстве швейцарских университетов есть специальные междисциплинарные программы, например, межкультурное образование или коммуникация. Такие программы, я точно знаю, есть в Женевском университете, есть в Политехнической школе, одной из крупнейших в Европе, которая находится в Лозанне. В итальянской части, в государственном университете есть подобные программы, это может быть не только специальная программа для магистра, но также и бакалавриат. Здесь большое внимание уделяется этому направлению.

Как Вы думаете, с чем это связано не включение межкультурной дисциплины в российское образование? В чем причины такого разрыва?

Вы знаете, у меня есть своя гипотеза. Во-первых, это, прежде всего, связано с культурно-лингвистической спецификой Швейцарии. Как вы знаете, у нас 4 официальных языка, три из которых живые, на них общается основная часть населения страны, и четвёртый – это диалект ретороманский, который защищается страной. На нем говорит буквально несколько тысяч человек, но это наследие страны. В принципе, страна уже существует на разных языках, с разной культурой и язык – это отражение нашей картины мира. Во-вторых, в частности, Женева – это перекресток международного общения, у нас находится около 200 представительств разных международных организаций и дипломатических структур, и менее 50% составляют швейцарцы. Это значит, что люди, приезжая работать в Женеву, уже погружены в проблемы и вопросы взаимодействия разных культур, разных стран, разных систем: политических, религиозных, общественных, каждый приносят с собой свою специфику. И нужно находить общий язык, учитывать это при общении с разными этническими группами. Поэтому нужно учиться, тому, чтобы наше сообщение в точке получения соответствует тому, что мы хотим сказать, т.е. из точки отправления. И я думаю Швейцария для этого, на самом деле, идеальная страна.

Действительно, Швейцария – это многоязыковая страна, как швейцарцы, имея четыре официальных языка, понимают друг друга? Мы уже немного затронули межкультурную коммуникацию, но как внутри страны, разговаривая на четырех разных языках, плюс есть диалект, о котором Вы сказали, люди понимают друг друга?

Это, действительно, интересно! Я поделюсь опять, наверное, личным опытом. Да, у есть три языка, один из основных – немецкий, потом французский и маленькая часть – итальянский, плюс ретороманский диалект. Я, абсолютно, не говорю по-немецки, честно, я пыталась его выучить, но вот не мое. Мне на 100% хватает для жизни в стране французского языка. Почему? Вся местная документация, администрация на французском языке. Но, например, название всех официальных инстанций, когда мы получаем официальный документ, все будет указано на трех или на всех четырех языках. На банкнотах – швейцарских франках – можно увидеть номинал также на всех четырех языках, всегда.

Это можно назвать нетипичный феномен страны. Например, вчера я получила сообщение в одном из месседжеров на немецком языке и сразу перевела себе. Оказалось, что человек ошибся, послал мне сообщение для кого-то другого. Я просто ответила ему на французском языке, и он понимает. То есть, он мне пишет по-немецки, я перевожу, и он считывает мое сообщение, зная французский или, не знаю, тоже пользуется переводчиком. Но факт в том, что мы вступили в общении.

Но, вот еще что нужно отметить: в школе, обязательное правило, изучение второго национального государственного языка. Например, у нас во французской части можно выбрать между немецким или итальянским, плюс к этому можно изучать английский или испанский, но немецкий или итальянский обязателен. Большинство выбирают все-таки немецкий язык, поскольку большинство официальных, государственных инстанций находятся в немецкой части, в частности, в столице Берне. Есть общее мнение, в принципе, я думаю, что оно справедливое, что немецкие швейцарцы, более серьезно относятся к изучению французского языка, чем мы относимся к изучению немецкого языка в школе.

Немецкая часть часто говорит, что “французы” в кавычках – Швейцарская Романди, как нас называют – что мы немножко, “оле-оле”, не такие дисциплинированные и организованные, но все-таки «французские швейцарцы» чуть более организованные, чем чистые французы – соседи с другой стороны границы. То есть, у них есть свои шутки внутри страны друг о друге. Как мы можем пошутить о наших соседях из разных подобных республик или о бывших советских республиках, так и у них есть свой юмор, свой дискурс друг о друге.

Очень интересные факты, особенно из первых уст. Вероника, давайте немножко вернемся на шаг назад, поговорим еще об образование. Между нашими странами существуют различия по разным причинам. Как Вы думаете, что было бы нам полезно перенять из образования, культуры Швейцарии и наоборот?

Вы знаете, опять же я оговорюсь, что у меня нет точной актуальной информации, как это сейчас в России происходит. По своему опыту, поскольку я закончила МГУ и два университета в Швейцарии. Я помню, что мне было странно, непривычно, можно даже сказать трудно, но, с другой стороны, сейчас я понимаю, что в практическом плане это было развитие.

Во-первых, когда ты поступаешь в университет, ты подаешь документы не на факультет, а именно в университет. И у молодых людей, которым здесь в среднем 18 лет при поступлении, есть выбор после года обучения поменять факультет, и это может быть совершенно что-то другое, и без дополнительных экзаменов, как правило. Если только это не какая-то очень узкая специализация, например, медицина. При этом это считается нормальным.

Все-таки в 17-18 лет, это еще дети, и при переходе на другой факультет, при необходимости у них дополнительного стресса. Еще в местных университетах большой упор идет на автономию. Есть так называемые генеральные, магистральные курсы обязательные на твоём факультете и большой выбор спецкурсов, т.е. студенты могут сами выбрать, что им интересно, набирать необходимое количество годовых баллов — много свободы.

Если говорить о школьном образовании тоже есть специфика, с 11–12 лет, как правило, детей распределяют на три категории, в соответствии с их школьными успехами. Те, у кого самые лучшие оценки, идут на так называемое “научное направление”. Это, как правило, те люди, которые потом имеют возможность поступить в университеты на серьезные технические специальности, научные исследования и так далее. Вторая возможность – это общегуманитарное направление, и третье – это дети, у которых успеваемость, к сожалению, не очень.

У них, единственный путь — это профессиональные средние учебные заведения, получение рабочей или прикладной специальность. В Швейцарии, как я знаю, в отличие от России нет установки на обязательность и престижность высшего образования. Государственный дискурс в области образования направлен на то, чтобы сказать “каждый хорош на своем месте”. И в принципе, считается, что, может быть, 10, максимум 20 процентов людей с высшим образованием – это достаточно. Кому-то краснодеревщиком нужно быть, кому-то поваром, кому-то работать медсестрой и так далее. Это всячески поддерживается и облагораживается на государственном уровне.

С другой стороны, я видела много наших людей, родителей, которые очень сильно нервничают и волнуются, если ребенок не попадает в научное направление в средней школе. Здесь срабатывают наши стереотипы, что он (ребенок) не получит высшее образование, что это позор в семье.

Эти стереотипы откуда берутся? Это отголоски родительского незакрытого гештальта?

Честно говоря, люди, которые недавно сюда приехали в большинстве своем реагируют точно так же. Я думаю, у нас настолько внедрено в сознание, что нужно получить высшее образование, а дальше работай кем хочешь.

Желательно, конечно, по специальности, но даже если ты будешь работать в салоне красоты, делать маникюр, диплом у тебя должен быть. Распределение детей в 12-летнем возрасте не полностью закрытый и окончательно решенный вопрос. Всегда есть возможность перейти на более высокий уровень, но это достаточно трудно, как правило, это лишний год обучения в школе, пересдача экзаменов, но это возможно.

Вероника, Вы сейчас как раз затронули тему родительских проблем, которые, иногда, сами того, не подозревая мы перекладываем на детей. Какие, по Вашему мнению, самые актуальные вопросы у тех, кто приходит в “Русский дом”? С каким запросом обычно приходят люди?

Прежде всего, приходят родители с запросом “ребенок теряет русский язык”, у нас много детей, которые приходят в 5-6, даже 7 лет. Они понимают, что говорят родители, но отвечают им на французском. Для русской семьи – это боль души: «как же так, мой ребенок не говорит…на русском». Люди приходят с тем, что действительно скучают по русской компании, где можно пошутить, рассказать анекдоты, посплетничать по-доброму. Почувствовать “своих”. “Свои” – это очень актуально. Некоторым просто вначале трудно разобраться с местной системой, ведь Швейцария – очень структурированная и организованная страна, где все практически расписано работает, как часы. Хотя есть свои проблемы, но в целом нужно точно знать, что делать и это нужно делать вовремя: идти в инстанции. Здесь непринято вообще никак беспокоить соседей. Если ты хочешь организовать праздник, будь добр, напиши объявление, повесь его заранее, оповести соседей с извинениями. Если ты все-таки будешь шуметь после 10 часов вечера, сосед не будет тебе стучать и просить утихомириться, он вызовет полицию, чтобы она приехала и сделала вам замечание. И для них это нормально, а для нас нет. Мы начинаем возмущаться!

Обычно, мы завоем соседей на наш праздник -здесь не принято, но в конце года, в мае, есть праздник соседей, когда люди выносят столы в общий двор или подъезд, пьют вино, закусывают, знакомятся, общаются.

Это, наверное, тоже связано с тем, чтобы поближе узнать друг друга, если практически не распространено ходить друг другу в гости и звать друг друга на какие-то мероприятия свои.

Да, только здороваться. И даже чтобы пригласить друзей, особенно швейцарских, – но русские быстро перестраиваются – нужно за несколько недель, иногда за несколько месяцев договариваться. При этом, если это швейцарец, например, мы сейчас с ним договоримся на конец сентября, он даже не посчитает нужным накануне созвониться или подтвердить, он просто придет.

Интересно. Вероника, возвращаясь к “Русскому дому” – это некоммерческая организация, правильно я понимаю? В России за последние время открывает все больше НКО, АНО и разных других объединений, в том числе женских. Какие образом вы ведете деятельность, как привлекаете финансирование, есть ли меценаты, которые вам помогают?

Я поняла Ваш вопрос, да, мы некоммерческая организация, но сейчас поясню детально. По законодательству Швейцарии, те деньги, которые ассоциация зарабатывает тем или иным видом деятельности, вкладываются обратно, в ее развитие и функционирование. То есть, родители оплачивают уроки детей, далее эти деньги идут на аренду помещений, на закупку всех материалов, на зарплату преподавателям. Хотя многие вещи участники «Русского дома делают абсолютно, как волонтеры, но все-таки они тоже получают деньги за свой труд.

Одной из задач “Русского дома” с самого начала было предоставить возможность русским людям – специалистам, учителям, творческим работникам – себя реализовать. Потому что наши преподаватели имеют профильные дипломы, т.е. хорошее образование, большой опыт – несколько десятилетий преподавания, например. Когда они приезжают сюда, им практически невозможно найти работу по специальности. Что касается меценатства, то несколько раз мы получали даже от своих родителей дополнительную финансовую поддержку в благодарность за то, что делаем в школе, за то, что они имеют возможность пережить вместе с нами «русскую идентичность». Еще один раз нам помогло посольство, для которого мы проводили несколько важных мероприятий, поскольку у посольства есть небольшой бюджет для всех швейцарских организаций.

Вы имеете ввиду Посольство России?

Да-да, посольство России. Как правило, мы проводим очень много общественных мероприятий бесплатно, но есть очень маленький бюджет, который выделяют на самое главное, значимое мероприятие в году. И ответственная организация может получить [деньги], чтобы иметь возможность провести это, но, безусловно, всегда подотчетно. Швейцария нам финансово не помогает. Если честно, когда мы только основывали свою организацию, мы прошлись по разным инстанциям, нам везде в тот момент отказали. Может быть, потому, что мы были еще никому неизвестные энтузиасты?! Честно, с тех пор мы никуда не обращались, нам нравится быть независимыми, быть свободными в том, что мы делаем и как мы делаем. И, благодаря, поддержке родителей, нам хватает на то, чтобы вести свою деятельность: проводить уроки, проводить, праздники, встречи и другие различные мероприятия.

В России тоже существует поддержка таких структур: гранты, меценаты, социальная поддержка предпринимательства. В Швейцарии как обстоят с этим дела? Есть какие-то определенные программы поддержки?

Конечно, есть какая-то поддержка, но это зависит от направлений. Я знаю, что проводится серьезная работа с мигрантами, например, в вопросах поддержки женщин в трудных жизненных ситуациях, с подростками, есть специальные центры по защите животных и так далее. Но в нашей области… я, наверное, слукавлю, сказав, что нам не предложили никакой поддержки. Мы имеем право на бесплатные помещения при школах. Другое дело, что они не всегда подходят, и главное, что ими можно пользоваться во внеучебное время основной школы, но это не должны быть суббота и воскресенье, потому что школа официально закрыта. Плюс на эти помещения всегда огромная очередь.

Слышу у вас дружный лай, любите собак?

Смеется, у нас три питомца: две собаки – Куки и Шейла – и кот Пушкин и кошечка из России                                                                              

Почему именно из России?

Я как раз начала говорить – здесь прекрасно обстоят дела с защитой животных, практически невозможно увидеть бездомных животных на улице. Они почти сразу попадают в приюты, где за ними пристраивают, если им не находят хозяев. И мы уже брали животных, наши обе собаки из местного приюта. Кошку мы решили взять из России, потому что увидели работу волонтеров в социальных сетях. Нас это очень тронуло, мы хотим, чтобы у этой кошки была другая судьба. В России с этим все-таки намного труднее, чем здесь, мне так кажется Если вернуться к вопросу помощи школам, мы общаемся с русской диаспору, но при этом есть большая азиатская португальская, испанская, латиноамериканская, арабская и другие. И всем нужны помещения, в какой-то момент мы приняли решение пойти на риск, снять полностью помещение за свой счет, — и все получилось! В принципе, я думаю, когда ты делаешь большое дело, то общая энергия, которую ты вкладываешь, потом возвращается.

Как-то все складывается. Кстати, думали открывать детский сад или он уже существует в вашем «Русском доме»?

Мы работаем два дня в неделю постоянно в течение всего учебного года, так Как именно эти дни, когда дети не ходят в школу, либо утром. В Швейцарии на государственном уровне вторая половина дня для детей зарезервирована для кружков и развивающих занятий. Во многих школах в среду утром не учатся ученики младших классов, в субботу дети не учатся вообще нигде и никогда в официальных школах, поэтому могут приходить в школу дополнительного образования, а в воскресенье мы проводим, иногда, какие-то мероприятия, так как в воскресенье в Швейцарии все закрыто, за исключением пары магазинов в аэропорту.

Еще, как вы знаете, Швейцария – это очень красивая, горная страна. Зимой многие по выходным ездят кататься на лыжах, для некоторых это в шаговой доступности, но максимум час-полтора, чтобы доехать до гор. Летом швейцарцы очень любят хайкинг — прогулки по горам, пешие маршруты. Поэтому детский сад не очень выгоден, брать детей на целый день, особенно, маленьких, мы просто не можем позволить себе по закону, потому что это другая юрисдикция.

Одно дело, когда мы предлагаем развивающие занятия, родители выбирают количество часов, но каждый час – это полноценное интенсивное занятие предметом. Детский сад – это другое, это другие разрешения, другая ответственность. Помещение должно быть определенного метража на каждого ребенка, санитарные нормы и нормы безопасности. Для нас важно не просто полностью сделать детский сад для малышей, а все-таки позволить им охватить базис знаний.

Вероника, сейчас во всем мире вопросы гендерного баланса стоят достаточно остро и актуально. В России гендерный баланс и равенство, равные возможности и права – в тренде. У вас в штате 14 человек, из них 12 женщин, если я не ошибаюсь. Почему такой перевес?

Все просто! Традиционно большинство школьных учителей – это женщины и так сложилось на протяжение многих лет. И, на мой взгляд, это больше женская профессия и мы все-таки в среде иммигрантов. Многие женщины приезжают сюда вслед за мужьями – не все, конечно. Есть те, кто приехал сюда получать образование – как в моем случае. В свое время, я вышла замуж здесь, но это случилось после многих лет приезда. Но многие приезжают вслед за своими мужьями, которых пригласили на работу в международную организацию, в дипломатическую структуру, например, многим известный Европейский Центр ядерных исследований.

Я слышала об этом. Почему выбрали название «Русский дом»?

Недавно говорила на эту тему с коллегой и как удачно мы выбрали себе Название “Русский дом”, потому что, на самом деле, наша главная сила – это люди. У нас необыкновенно дружный коллектив, мы часто на связи, у нас есть свой групповой чат. Мы проводим праздники вместе, поддерживаем друг друга, и, особенно, это было видно во время изоляции, когда нужно было за несколько дней мобилизоваться, полностью перейти на онлайн. «Девочки и мальчики» – это мы так ласково друг друга называем – учили друг друга, друг другу помогали. Мы, действительно, стали большой дружной семьей в одном общем доме. И для меня это самая большая радость и гордость, потому что без этих людей в принципе ничего не было бы возможно.

Согласна. Лидер не существует без команды, которая у него есть. Кстати, все ваши педагоги на волонтерских началах, правильно? Развито волонтерство в Швейцарии?

Немного поправлю Вас, наши педагоги за часы работы в классе получают зарплату. Нам важно. Потому что деньги – это тоже один из способов признания профессионализма, усилий, временных вложений. Даже во время изоляции, когда всем непросто, мы смогли выплатить все зарплаты и сохранить все рабочие часы — это было нашим приоритет, уважением и признанием заслуг и вложений наших коллег. Но при этом, многие для ассоциации делают на волонтерских началах. Если говорить непосредственно о волонтерстве, то молодые люди очень вовлечены в эту сферу. У меня сложилось такое впечатление, я этим вопросом не занималась, но много ассоциации, фондов, к работе которых можноподключиться и внести свой вклад. Например, очень сильно развито скаутское движение. Как раз сегодня я отвезла своего сына на вокзал, который отправился в недельный лагерь со скаутами. Одна из главных их установок – это помощь людям. Это маленькие волонтеры, которых выращивают потом до больших добрых открытых миру людей.

Получается, это инициативы все-таки на государственном уровне, раз это вот именно в таком формате транслируется?

Скорее, да. Во всяком случае, государство всячески это поощряет, поддерживает, дает этому правильный, хороший образ.

Вероника, Вы бесспорно являетесь лидером. Как думаете, в чем сила женского лидерства?

Мне кажется, у мужчин, по крайней мере у многих мужчин присутствует соревновательный элемент, даже если по-доброму. Женщины, мне кажется, более склонны работать сообща. Когда наш успех общий, я опираюсь на тебя, ты можешь опереться на меня. Скорее это движение не бросить себя вперед, а принять все, что вокруг, и пойти вперед с общей силой.

Согласна. Вероника, вы много рассказали о Швейцарии, можете порекомендовать фильм или книгу, всем тем, кто хотел бы чуть больше узнать об этой стране?

Вы знаете, здесь трудно изобрести велосипед, к счастью, есть у всех возможность Путешествовать, не говоря про пандемию.  И, конечно, лучше – это просто приехать. Страна маленькая, все компактно к просмотру, но и в интернете огромное количество материалов, если нет возможности приехать. Мне нравится книга “Русская Швейцария”, автор М. Шишкин — писатель, живущий Швейцарии, он рассказывает о связях между Швейцарией и Россией, об исторических личностях, которые были здесь: и Толстой, и Достоевский, и Набоков, проживший последние 17 лет жизни в нашим регионе, о Ленине со своей “Искрой”.

Замечательно. Перед тем, как закончить интервью, небольшой блиц. Женева или Цюрих?

Женева.

Русское или зарубежное кино?

Зарубежное.

Пушкин или Лермонтов?

Пушкин.

Любимая Ваша актриса?

Мэрил Стрип, без сомнения.

Все фотографии предоставлены героем.

Евгения Еньшина

Идеолог интеллектуально-дискуссионного клуба FOUR WOMEN

Идеолог интеллектуально-дискуссионного клуба FOUR WOMEN. Член координационного совета WIN RUSSIA. Эксперт в сфере личностного роста и развития, журналист, главный редактор журнала Women of the world.

Онлайн о моде России

© 2016-2022

Эл № ФC77-71034 от 13.09.2017

По всем вопросам сотрудничества:
[email protected]
+7(926)836-09-76