«Мсье Китмир» — русский Дом вышивки, покоривший всю Европу

Его изящные вышивки завораживали саму Коко Шанель, а глубина рисунков вызывала восторг даже у маэстро Жана Пату. У его штурвала стояла русская, внучка императора Александра II и шведская принцесса, которая не умела руководить, но очень хотела творить. В нем трудились по 12 часов в сутки, пока светские львы и львицы в модных кругах восхищенно звали его «Мсье Китмир».


Война способна не только разрушать, но и, разрушая, созидать. Доказательством этого служат события, последовавшие после революции семнадцатого года и гражданской войны. Бегство за границу. Изгнание. Ничем неутолимая тоска по дому. Среди огромного потока «беглецов», хлынувшего из России в Европу, была Мария Павловна Романова, кузина Императора, дочь Великого князя Павла Александровича. Прежде чем об уникальном ателье этой хрупкой женщины, возглавляющем сегодня исторический список русских брендов одежды, заголосили модники европейских столиц, ей пришлось пройти через многое.

Иллюстратор Наиля Бутусова, nailyabutusova.com

Та самая эмиграция вошла в историю как истинный феномен: уехавшие люди не только не смогли вернуться на Родину, но и не пустили корни в новом обществе. Они так свято верили в возвращение, что любыми средствами сохраняли свой язык и культуру. Мария Павловна Романова одевалась на русский манер, вела себя как русская и даже дом обставляла по-русски. В первые годы своей новой жизни она и не думала, что этим горячим желанием сохранить свои традиции разжигает интерес ко всему русскому, пламени которого суждено разгореться с неугасаемой силой. Как и не подозревала, что через несколько сотен лет российские дизайнеры назовут ее первопроходцем.

Шаг за шагом мода становилась для эмигрантов способом подружиться с европейским обществом, не утрачивая самобытность. 20-е года XX века стали настоящим «грибным» сезоном: русский стиль распространялся с невиданной скоростью. Русский балет и выставки стали главным местом отдыха и вдохновения искушенных европейцев. Ведущие Дома мод Россию сделали своей Меккой и поклонялись стилю «а-ля рюс» как новому богу.

Мария Павловна Романова тоже не сидела без дела. Она создавала вещицы своими руками и даже устраивала благотворительные распродажи, перешивала старые платья, вязала свитера – словом, демонстрировала трудолюбие русской женщины, знавшей, что рассчитывать на чужой земле можно только на себя. Получив нансенский паспорт, — удостоверение личности эмигранта, — она смогла, наконец, открыть собственное предприятие. И в 1921 году княгиня Мария Павловна стала законной хозяйкой ателье «Китмир», где создавались диковинные вещи. Сегодня такие вещицы уже и не встретить в коллекциях российских дизайнеров, однако они остаются образцом высокого искусства.

Маленькие шаги к славе и счастливое знакомство с Шанель

Платки с русским орнаментом, изящная вышивка невиданной красоты, расшитые платья… Ателье очень скоро превратилось в Дом вышивки «Китмир», работавший с русскими вышивальщицами прямо на дому. Название Дому Мария Павловна дала в честь любимого пекинеса российского посла. Европа ценила русскую вышивку наряду с иконами и фарфором, поэтому она пользовалась огромным спросом. На деньги, вырученные с продажи фамильных украшений, Мария Павловна арендовала небольшой зал во дворе особняка на авеню Франциска I с видом на Елисейские Поля. Это сейчас купить одежду российских дизайнеров можно почти на каждом углу, а в то время отыскать подобное помещение было огромной удачей.

Сначала в ее ателье работали две смышленые русские девушки. Мария Павловна прошла курсы вышивальщицы-мотористки, оплатила курсы и для них, приобрела им и себе три вышивальные машины. «У них, белошвеек, вышивальщиц, вязальщиц, от работы немели пальцы и плохо видели глаза, а они крепились», — позже напишет она. Уже скоро Дом «Китмир» получил большой заказ. Заказчиком стала Коко Шанель, которая в то время тоже находилась в преддверии огромного успеха. Мария Павловна должна была вышить несколько блуз, туник, а также пальто по более низкой стоимости, чем это делали француженки.

Шанель находилась под очарованием русской культуры. Да еще и в пикантных отношениях с братом Марии – князем Дмитрием Павловичем, настоящим красавцем с внешностью молодого бога и фигурой скульптуры. Их пусть и короткий роман сделал Шанель верной поклонницей всего русского. Она была буквально околдована родной культурой ее «русского принца»: головными уборами, сапожками, меховыми шапками. И она решила ввести эти вещи в свои коллекции с помощью русской труженицы и ее ателье. Пожалуй, это был первый крупный заказ одежды российских дизайнеров оптом в истории модного пути России.

Однако Коко Шанель, будучи леди с железной хваткой, которой были чужды сантименты, ценила Марию за ее работу и труд. Вышивки, которые «Китмир» выполнил для Шанель, произвели настоящий фурор. И скоро Дом стал эксклюзивным поставщиком Коко. Мария работала днем и ночью, засыпала прямо за машинкой, падала в голодные обмороки. И ее усилия вознаградились.

«Господин Китмир» получает золотую медаль

Как говорится, добиться успеха не сложно, сложнее его сохранить. Мария Павловна постоянно обновляла ассортимент, следила за переменами тенденций в моде, вводила новые орнаменты. Чувствуя, что русская вышивка перестала вызывать бурный интерес, она ввела персидские узоры и китайские символы. На тот момент не было никаких других модных дизайнеров России, которые работали бы с такой скрупулезностью.

Она начала использовать не только золотую и шелковую нить, но и бисер, бусины, стекло. Благодаря тому, что рука Марии всегда лежала на пульсе, в «Китмир» шли потоки заказов, и Дом едва с ними справлялся. Наконец, в 1923 году хозяйка ателье сняла целый особняк. У Дома вышивки появился роскошный выставочный зал, мастерская из 50 человек. Мария стала работать с профессиональными французскими вышивальщицами.

«Китмир», несмотря на запрет «Шанель», стал принимать заказы от других известных парижских Домов моды, в том числе Жана Пату. К ней обращались из самых разных уголков земли. Огромный заказ из Америки заставил Марию Павловну плакать – она никак не ожидала, что плоды ее труда будут иметь такой успех.

Когда были открыты миру гробницы Тутанхамона, предчувствуя, что скоро модники начнут вожделеть ими, «Китмир» начал изучать египетские орнаменты. В 1925 году случилось то, чего Мария Павловна ждала все эти годы, и чего так ждет каждый российский модельер – ее признали. На парижской выставке «Ар деко» Дом был удостоен золотой медали. Об уникальном Доме вышивки под управлением русской хозяйки заговорила вся Европа. Не было и дня, чтобы о нем не писали модные журналы.

В 1928 году Дом моды «Китмир» вошел в состав французской фирмы «Фитель и Ирель», занимавшейся вышивкой. Причиной послужили не только финансовые проблемы, но и организационные неудачи, в которых признавалась себе Мария Павловна. Так или иначе, но «Китмир» навсегда вошел не только в историю российской моды и модного искусства, но и в историю моды всего мира. Своим же соотечественникам хозяйка некогда популярного Дома оставила кое-что еще — пример достойного сопротивления судьбе.

Комментарии
Подпишись на Telegram



Подпишись на Facebook

DFR

DFR

DESIGNERS FROM RUSSIA

По всем вопросам сотрудничества пишите: hello@designersfromrussia.ru. Мы в инстаграм: @designersfromrussia #designersfromrussia #dfr

FOLLOW US ON

Онлайн о моде России

По всем вопросам сотрудничества
пишите на почту:
office@designersfromrussia.ru