Есть такая профессия: дизайнер люксовой мебели, который открыл свою фабрику после продажи IT-бизнеса

Дизайнер и владелец фабрики Black Owl Андрей Решетин – единственный производитель в мире, который делает стальную мебель разборной. В России и Беларуси он первый, кто стал выпускать стальные перегородки и входные группы по всем канонам британского стиля Crittall – за что попал в шорт-лист премии ADD Adwords-2018. Но интересно, что еще год с небольшим назад Андрей был владельцем IT-бизнеса с многолетним стажем и о собственной коллекции мебели только мечтал.


Как воплотить большую мечту в реальность и стать успешным в новой нише, Андрей рассказал в интервью Designers From Russia.

Андрей Решетин в своем шоуруме

– Вы 11 лет владели IT-компанией, которая успешно делала проекты для Yandex, Nokia, Microsoft и других известных брендов. Тем не менее, вы продали бизнес и теперь делаете свою мебель – как так вышло?

– Когда я оформлял офис нашей с женой IT-компании, а потом дом и квартиру, то искал только оригинальную, неповторимую мебель высокого качества. Это было непросто. Особенно пришлось помучиться с домом – Вере, моей супруге, хотелось брутальный интерьер с благородной черной металлической мебелью. Я искал — и ничего не нашел.

В конце концов, мне пришлось прийти со своими эскизами к сварщикам, которые варили наши заказы в гараже. Это была кропотливая работа, все детали прорабатывали вручную – я буквально на пальцах показывал, чего мы хотим. В итоге дизайн устроил, но качество – нет. Я понял, что надо открывать свое производство – ни один гаражный сварщик не сможет сделать изделие на уровне фабричного. Так появился Black Owl.

Фото предоставлено спикером

– Сложно ли было перейти из IT-отрасли в дизайн мебели?

– В целом, несложно: я давно занимаюсь оформлением интерьеров, а дизайн первой коллекции был уже продуман. Найти профессиональную команду для производства мебели оказалось намного проще, чем нанять хороших программистов. Наши сварщики, среди которых есть и женщина, – из тех, что и блоху подкуют. Есть конструктор-технолог, которая прорабатывает технические нюансы изделий.

Проблемы изначально были только бытовые. Ведь IT-отрасль совсем другая: там можно переживать о том, какое печенье заказать сотрудникам или какую группу заказать на корпоратив, чтобы всем понравилось. Но когда я открывал мебельную фабрику, то столкнулся с суровой правдой нашей жизни. Сначала я арендовал помещение на государственном заводе. Зимой температура в цехе была почти такой же, как на улице. Вызвал начальство – как так, люди работают в мороз. А мне отвечают: «Хотите тепла? Езжайте на Бали». Вот это удивляло. Но эти сложности мы преодолели, нашли хорошее место для фабрики, переехали, наладили процесс производства.

На своем производстве 

– В каком стиле вы работаете?

– Несмотря на то, что наша мебель из металла, – мне хотелось делать классические легкие крафтовые вещи, которые бы вписывались в любой интерьер. Это может быть дом, квартира, офис, кафе или ресторан. Для меня, например, индустриальный дизайн – слишком громоздкий, но у нас от него, безусловно, что-то есть. Лофт – чрезмерно тиражируется, он везде, поэтому мне хотелось от него уйти. Тем не менее, черная металлическая мебель для лофта очень органична. Поэтому получился симбиоз разных стилей с акцентом на классику.

Стол Андрея из его первой коллекции

– Что вас удивило и чего явно не ожидали увидеть в этой нише?

– Честно, многое. Например, я недооценивал масштаб популярности подделок. Я изумлялся раньше, когда видел на сайтах производителей мебели информацию о том, что они делают точные копии известных предметов мебели (или реплики, как принято называть плагиат). Потом понял, что с точки зрения быстрых продаж они правы: большинство покупателей выберет копию легендарного бреда.

Эксклюзивный шкаф из металла 

– Насколько распространены реплики в других странах?

– Вы знаете, какие стулья – одни из самых подделываемых в мире? Это стулья Eames DSW, разработанные в 1940-х дизайнерами Чарльзом и Рэем Имз. Их оригиналы выпускают всего две компании – Vitra и Herman Miller, при этом тысячи производителей делают реплики, отличающиеся от оригинала по стоимости в 10-15 раз.

Photo vitra.com

Другие примеры мебели, ставшей мировыми хитами и повторяемой сотнями производителей, – кресло-яйцо от Arne Jacobsen и BKF, стул-бабочка студии  Le Corbusier.

– Как дизайнер, какой путь выбрали вы?

– Мне неинтересно заниматься репликами. В помещении мы проводим почти все время, а наш интерьер – это отражение нашего внутреннего мира. Если каждый из нас уникален, то зачем повторять других? Уверен, что только оригинальные предметы, пусть даже молодого бренда, помогут создать аутентичный дизайнерский интерьер. Всю свою мебель я придумал сам и проработал вместе с командой.

На создание кресла Gazania Андрея вдохновила африканская ромашка Гацания 

– Как создается новый предмет коллекции? Есть ли источники вдохновения?

– Мне очень нравится деревня – я люблю простые формы и аутентичность, даже веду инстаграм про деревню: фотографирую старые разноцветные дома, которых с каждым годом все меньше, предметы интерьера, быта. Если присмотреться, в деревне много лаконичных деталей, которые близки к современному дизайну. Например, взять обычные окна: в российской глубинке ставни резные, в белорусской они более сдержанные, простые – по их мотивам я, например, сделал тумбу.

Но вообще для дизайнера очень важно наблюдать, замечать детали, все, что связано с интерьером, отделкой. Визуальный опыт накапливается и может трансформироваться во что угодно.

Тумбу Андрей сделал по мотивам простой оконной рамы

– Любимый предмет в коллекции?

– Кресло BRUK. Я так хотел его сделать, что не мог спать несколько ночей: в голове вертелись детали. Его дизайн оригинален, элементы конструкции неповторимы, и я хотел понять, как все будет устроено, как соединить детали, какими будут спинка, ножки.  Для выставочного экземпляра белорусская мастерица сваляла нам натуральный войлок для сидения и спинки, а при остальном производстве мы используем искусственный войлок и фетр – они практичнее.

Фото предоставлено спикером

– Это правда, что вы единственный производитель в мире, который делает металлическую мебель разборной?

– Да, это так. Любой человек может ее собрать, разобрать и при необходимости перевезти в другое место, как и мебель из ИКЕА – обычная домохозяйка с этим справится. Производители так не делают, потому что это сложно и дорого. Сварка — это не столярное производство, металл при нагревании изменяется, а каждый элемент нужно выточить до миллиметра, чтобы все узлы встали на место, соединились, закрутились. Но мы купили специальное оборудование и научились делать эту ювелирную работу.

Я не задумывался об этом изначально и делал первые изделия цельными. Тогда меня это не смущало, тем более, был пример перед глазами – культовая аризонская фабрика Vintage Industrial. Их мебель, которая мне очень нравится, не только неразборная, но и очень тяжелая.

Но наш первый двухметровый стол пришлось нести по узкому лестничному проему на шестой этаж. Пока мы его тащили, я решил, что это в первый и в последний раз – не важно, насколько сложно делать мебельной разборной – мы это сделаем.

Иногда я вижу в ресторанах и кафе дорогие крафтовые изделия – огромные громоздкие перегородки либо столы. Как их перевозят, когда заведения меняют локацию либо закрываются? Думаю, что это очень сложно.

– Чтобы бы вы как дизайнер изменили в наших интерьерах?

– Я бы убрал чрезмерную отделку стен. Часто можно увидеть яркие обои, венецианскую штукатурку, лепнину. Я бы рекомендовал просто штукатурить и красить стены. Из простых способов отделки стен мне нравится вайнскот – цветные декоративные деревянные панели, на нашей фабрике мы их тоже делаем. Это очень простой способ отделки стен, который эффектно смотрится как в квартирах, так и в офисах.

Андрей на фоне панелей вайнскот 

– На чем бы вы посоветовали делать акцент?

– Все впечатление делают три элемента – освещение, мебель и декор. Мне, например, светильники подобрать сложнее, чем мебель. Люстра для меня – отправная точка всего интерьера, она – основной элемент. К ее выбору я подхожу с большим трепетом. Например, люстру из муранского стекла для нашего дома мы специально заказывали из Италии. А лампу супруга везла из США в ручной клади. А что оставалось делать? Мне она очень понравилась, а оригинал купить было негде, везде продавали только подделки. Но оригинальная вещь стоит того: она всегда отличается от реплик.

– Андрей, вы круто изменили свою жизнь. Чтобы вы посоветовали людям, которые хотят сделать тоже самое? Как воплотить мечту в реальность?

– В первую очередь, запастись терпением. Если уж вы решили заняться производством  чего-то оригинального, того, чего на рынке нет вообще, то будьте готовы к моментам, когда вас покидает оптимизм и нужно ждать второе дыхание. В производстве знакомого и понятного массового продукта проще понять, что бизнес не идет и стоит уйти в другое направление. Но когда вы пытаетесь сформировать тренд, нужно продолжать верить в свою идею. Это амбициозная задача, которая требует времени, энергии и затрат.

Могу привести пример одного из наших направлений. В путешествиях по Европе я всегда восторгался брутальными стальными рамами в исторических кварталах. Выяснил, что это стиль Crittall, которому уже более 130 лет: такие же перегородки были на Титанике. Черные стальные рамы и сейчас выглядят суперсовременно, но на нашем рынке не представлены. Потребовался почти год, чтобы донести для покупателей, что сталь – очень харизматичный материал, именно такого эффекта не добиться ни пластиковыми, ни деревянными, ни алюминиевыми рамами. Мы создавали тренд, рассказывая о этом безусловно стильном направлении. Сейчас Black Owl – единственный производитель стальных перегородок и входных групп, разработанных с ювелирной точностью: каждое окошко закрепляется отдельно, как в дорогом конструкторе.

Перегородка в британском стиле Crittall

Второй совет: выбрав премиум-сегмент, будьте готовы к постоянному контролю качества. У вас часто будет возникать желание удешевить некоторые этапы производства. Сэкономить можно на многом: от качества обычного шурупа до шпатлевания микрощели, которую можно увидеть только под лупой. Все это значительно снизит себестоимость, и вам, возможно, покажется, что никто ничего не заметит. Но нужно преодолеть это желание и сделать все, как надо. Придется поступиться прибылью, вы будете корпеть над каждой пылинкой, но в итоге ваш продукт станет действительно премиальным.

В общем, дерзайте и не сдавайтесь, будет интересно!

Комментарии
Аватар
DESIGNERS FROM RUSSIA

РЕДАКЦИЯ СЕТЕВОГО ИЗДАНИЯ

По всем вопросам сотрудничества пишите: hello@designersfromrussia.ru. Мы в инстаграм: @designersfromrussia #designersfromrussia #dfr

Мы в сети

Онлайн о моде России

По всем вопросам сотрудничества
пишите на почту:
hello@designersfromrussia.ru