Дом моды «Шапка» 52-летней Марии Путятиной. Изгнанная красота царской России

От отца, знаменитого русского художника, ей досталась любовь к цвету; муж, суровый генерал, состоящий на службе царя, научил ее дисциплине и бесстрашию. Слава пришла к ней только в 52 года и только тогда, когда она и ее семья оказались в изгнании. Мария Путятина и ее модный Дом навсегда вошли в историю как пример того, что сдаваться нельзя никогда, ведь не знаешь, когда настанет твой звездный час.


Мария Ивановна Ендогурова была кроткой, но в то же время очень сильной личностью. Фамилию, с которой позже она войдет в историю модного мира, женщина получила от мужа – генерала Путятина, что служил дворцовым комендантом Царского села и был представителем старейшего рода аристократии. Ее сын женился на великой княгине Марии Павловне, и так Путятина стала свекровью внучки Александра II. Всю жизнь прожившая в стенах особняков она и не думала, что когда-нибудь станет русским дизайнером.

Иллюстратор Наиля Бутусова, nailyabutusova.com

В 1921 году Мария Путятина вместе с семьей бежит из России во Францию. 52-летняя свекровь берется помогать невестке, которая организует Дом вышивки «Китмир». Несколько лет Мария Ивановна работает у нее правой рукой, поддерживает в начинаниях, помогает подбирать вышивальщиц. Когда же дела невестки налаживаются, женщина решается открыть собственное дело.

Шляпное дело Марии Путятиной

Мария Ивановна, будучи женщиной прозорливой и находчивой, никогда не падающей духом, сразу смекнула, что французы без ума от разных шляпок и аксессуаров. Часто она стояла на улице, наблюдая, как модные кокотки вертятся перед зеркалом магазинов, примеряя шляпки и недовольно воротя носик. Эти картины навели ее на мысль открыть собственное шляпное дело, к тому же шляпы ей и самой очень нравились.

Скоро Мария Ивановна открывает свой собственный русский Дом моды «Шапка», название которого навсегда останется для французов экзотическим. Здесь женщина начинает создавать изящные и красивые головные уборы, приобщающие модную публику Франции к русскому духу. Чтобы дела пошли еще лучше, Путятина пригласила в ряды манекенщиц княгиню Трубецкую. В это время почти все эмигрантки из аристократии хорошо друг друга знали, берегли связи и всячески пытались помогать.

У Марии был потрясающий вкус, доставшийся от отца — русского художника Ивана Ендогурова. Все свои шляпки она сначала рисовала, продумывая интересные детали и линии. Так же тщательно подбирался цвет. Для уже не молодой женщины модное дело стало настоящим увлечением, дающим силы и энергию. Она часто собиралась с подругами, такими же эмигрантками, спрашивая их советов. Вместе они выбирали украшения, придумывали плакаты для отечественного модного Дома.

Дело Марии все росло и росло. Скоро она начала создавать любимые француженками береты, шапочки для сна, прогулочные головные уборы. Мода на русский стиль подталкивала ее вносить в эскизы интересные дополнения в виде традиционных орнаментов. В русском Доме моды сначала работало не больше пяти помощниц, но их количество постепенно увеличивалось.

Громкий успех и открытие филиала в Лондоне

Шляпное дело Марии Ивановны стало настолько популярным, что женщине удалось открыть отдельный филиал в Лондоне под управлением старой подруги. В коллекции русского дизайнера появились миниатюрные шляпки с вуалью, а также вязаные шапочки и распространенные в то время чепчики. Владелица Дома моды стала создавать отдельные шляпки по заказу. Однажды к ней наведалась известная голландская артистка, которая специально отложила все дела и приехала, чтобы заказать шляпку Путятиной. Ей непременно хотелось видеть на ней русский орнамент.

Она следила за тенденциями: когда прогремел бум на шляпки-клош, Мария Ивановна была первой, кто оседлал волну популярности и занялся их созданием в Париже. Несмотря на возраст, пережитые несчастья, эмиграцию, тяжелый труд и все выпавшие на ее долю беды, дух этой женщины так и не сломился. Ее творческий запал был неистощим. Путятина сама приходила к клиенткам на дом, так как считала, что тогда они точно не устоят.

Закрытие Дома моды и старость в Сент-Женевьев

Мария Путятина медленно и неторопливо отходила от дел, все чаще передавая руководство ателье в руки своих более молодых и энергичных подруг. Случившийся экономический провал в Европе не стал для нее ударом. Пожилая женщина была готова к любым поворотам судьбы. Ее этому научила жизнь. Продав последние шляпки, передав вырученные средства невестке и своей семье, она окончательно отошла от дел, завершив карьеру дизайнера из России. Кое-что из головных уборов было отдано друзьям. Путятина обладала щедрой натурой, к тому же еще и очень жалостливой – частенько она просто раздаривала свои шляпки тем, кто, как ей казалось, в этом нуждается.

Старость Мария Ивановна встретила в Сент-Женевьев в доме для старых аристократов, таких как она и многие другие, уже не имевшие сил, чтобы искать новое место для хорошей жизни. В 1964 году 19 декабря о ее смерти вышла небольшая заметка в эмигрантской газете «Русская мысль» под номером 2245. Похоронена женщина была на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Комментарии
DESIGNERS FROM RUSSIA
DESIGNERS FROM RUSSIA

РЕДАКЦИЯ СЕТЕВОГО ИЗДАНИЯ

По всем вопросам сотрудничества пишите: hello@designersfromrussia.ru. Мы в инстаграм: @designersfromrussia #designersfromrussia #dfr

FOLLOW US ON

Онлайн о моде России

По всем вопросам сотрудничества
пишите на почту:
hello@designersfromrussia.ru